Форум » Гражданская война » Уральцы в эмиграции » Ответить

Уральцы в эмиграции

гуран: Наиболее значительные группы уральцев осели в Австралии и Франции, причем кол-во гражданского населения, оказавшегося в эммиграции, была совсем незначительна - в основном члены семей казаков, ушедших от Форта в Персию. Но вот что мне попалось (сведения из эмигр. газеты): "5 мая 1931 г. в городской больнице г. Августова (прим. это - Польша) скончалась Матрена Быкова-Копняева, казачка УКВ и похоронена засчет кружка. На похороны был выписан священник из г. Сувалки. Покойная проживала в деревне в 40 верстах от Августова и на 32-м году жизни закончила свой эммигрантский путь. В тяжелых условиях умерла - ни родных не знакомых". Интересно, как попала в Польшу эта казачка, да еще без мужа и родни? Еще немного: "... в Ужгороде (Чехословакия) 2 февраля 1930 г. образовалась каз. станица. Членами являются 50 станичников, среди которых 31 донец, 11 кубанцев, 5 терцев, 1 забайкалец, 1 енисеец и 1 УРАЛЕЦ". Думаю, что этот казак из числа тех, что будучи мобилизованы на Польский фронт, перешли к полякам. Видимо часть из них осели не только в Польше, но и в близлежащих странах, в т.ч. Чехословакии.

Ответов - 94, стр: 1 2 3 4 5 All

Шеврон: На сайте опубликован документ из Государственного архива Российской Федерации. Это список офицеров и казаков отряда Атамана Уральского казачьего войска В.С. Толстова, которые прибыли в 1920 году в Персию, после тяжелейшего похода "из красных лап в неизвестную даль". В этот список не вошли офицеры и казаки отряда полковника Т.И. Сладкова, отделившиеся от отряда Атамана и самостоятельно добравшиеся до Персии. click here

Шеврон: Некролог известного уральского офицера Ивана Ивановича Климова, написанный Евгением Давыдовичем Коноваловым

гуран: харизматичная личность. простой казак, одной из самых "заштатных" глухих станиц. А лицо типичное для кадрового офицера или высокого чиновника.

Шеврон: гуран пишет: харизматичная личность. простой казак, одной из самых "заштатных" глухих станиц. Согласен. Удивительно, но, пожалуй, Климов одна из немногих фигур из уральских казаков, о которой уважительно отзываются все мемуаристы Гражданской войны на Урале. Все подчеркивают его исключительные личные качества, честность, храбрость (полный Георгиевский кавалер), такт, умение сглаживать конфликты, организаторские и административные способности. И в эмиграции своих уральцев не бросал, помогал чем мог, пытался организовать артели, совместные хозяйства и т.п. Жаль, что рано ушел из жизни из-за трагической случайности. Действительно, уникальная была личность!

Шеврон: На форуме Мухаевыми интересовались. Вот некролог уральца-эмигранта Мухаева

StanLey777: Шеврон пишет: Как известно, в Праге, на Ольшанском кладбище похоронены два известных уральских офицера: полковник Александр Николаевич Мизинов и генерал-майор Сергей Арефьевич Щепихин. Можно добавить, что рядом с Алесандром Николаевичем Мизиновым (1891-1945),похоронена его супруга Мизинова Степанида Эдуадровна (1894-1975). Шеврон пишет: могилу Мизинова разыскать не удалось Трудами и содействием настоятеля храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище архимандрита Сергия, несколько лет назад был создан и функционирует сайт храма, на котором помимо текущей пастырской деятельности,жизни храма и прихода, есть и историческая информация , которая пополняется. В частности, есть Список скончавшихся, похороненных на русских православных участках Ольшанского кладбища в Праге, что важно с указанием мест захоронения. Вот ссылка на страницу , где в списке Мизинов А.Н. с супругой : click here.

Шеврон: StanLey777 пишет: Список скончавшихся, похороненных на русских православных участках Ольшанского кладбища в Праге, что важно с указанием мест захоронения Спасибо, буду в Праге, обязательно еще раз поищу. А в прошлый раз я и у батюшки спрашивал и у русских женщин, которые в церкви на кладбище работают, но никто даже фамилии "Мизиновы" не слышал. StanLey777 пишет: Можно добавить, что рядом с Алесандром Николаевичем Мизиновым (1891-1945),похоронена его супруга Мизинова Степанида Эдуадровна (1894-1975). Никак не могу отыскать ее девичью фамилию. Знаю только, что ее родная сестра Софья Эдуардовна была замужем за уральским полковником В.Н. Карповым. Обе они участвовали в походе остатков Войска и армии до форта-Александровска.

StanLey777: Шеврон пишет: а Щепихин покоится в крипте под русской церковью, Появилась информация о том, что Щепихин С.А. погребён не в крипте Храма Успения Пресвятой Богородицы, а на православном участке Ольшанского кладбища.

Шеврон: StanLey777 пишет: Появилась информация о том, что Щепихин С.А. погребён не в крипте Храма Успения Пресвятой Богородицы, а на православном участке Ольшанского кладбища. А известно где именно?

StanLey777: Шеврон пишет: А известно где именно? Вот что мне ответили электронной почтой по этому поводу : "....К сожалению, в крипте его захоронения нет, а на 2-м городском, т.е. нашем, точное место его могилы неизвестно. Простите." На сайте Храма в списках его данные указаны неполностью (нет отчества) и место рождения указано с ошибкой click here. Я попросил их внести исправления, указав правильный вариант. Также на сайте храма есть раздел "Из истории", в данном разделе есть страница "Генералы на Ольшанском кладбище" , однако там, к сожалению, среди прочих отсутствует информация о Генерального штаба генерал-майоре Щепихине С.А. Направил им биографическую информацию о нём и попросил разместить информацию на вышеупомянутую страницу. В ответ пообещали исправить и дополнить.

Шеврон: StanLey777 пишет: Вот что мне ответили электронной почтой по этому поводу : "....К сожалению, в крипте его захоронения нет, а на 2-м городском, т.е. нашем, точное место его могилы неизвестно. Простите." Спасибо, очень любопытно!

StanLey777: StanLey777 пишет: Также на сайте храма есть раздел "Из истории", в данном разделе есть страница "Генералы на Ольшанском кладбище" , однако там, к сожалению, среди прочих отсутствует информация о Генерального штаба генерал-майоре Щепихине С.А. Направил им биографическую информацию о нём и попросил разместить информацию на вышеупомянутую страницу. В ответ пообещали исправить и дополнить. Информирую, что на сайте Храма Успения Пресвятой Богородицы в Праге размещена биографическая справка о Генерального штаба генерал-майоре Щепихине С.А. Отрадно, что сделали это достаточно быстро, устранив тем самым историческую несправедливость. Даже, если точное место его погребения, на сегодняшний день не известно, но память о нём, в виде информации на сайте храма теперь присутствует, в числе других русских генералов , погребённых на Ольшанском кладбище.

StanLey777: Статья Щепихина С.А. " Несколько мыслей о судьбах казачества" , опубликованная в сборнике "Казачество. Мысли современников о прошлом,настоящем и будущем казачества", Париж, 1928г. click here

StanLey777: Статья Коновалова Е.Д. , опубликованная в этом же вышеуказанном сборнике: скачать.

Шеврон: Снова удалось побывать на Ольшанском кладбище в Праге. Благодаря помощи StanLey777 (большое спасибо!) удалось найти могилу Мизиновых, которую я не смог отыскать в 2009 году. Помимо этого были найдены и остальные немногочисленные могилы уральцев. К сожалению, могилу С.А. Щепихина, несмотря на все мои усилия, обнаружить не удалось. Где она находится никто не знает, на русских участках кладбища ее нет (по крайней мере среди тех, где можно прочитать фамилии похороненных). Увы, на Ольшанах все больше и больше русских безымянных и бесхозных могил... Безымянная могила русского воина на фоне русской церкви Успения Пресвятой Богородицы

vl-vl:

bcosmonavt: Шеврон спаси тебя Хрестос за твои труды

Шеврон: Выдержки из книги А.Н. Кравцов «Русская Австралия». Москва, «Вече» 2011 С.148-155. "... Среди русских эмигрантов тех лет одними из первых в Австралии оказались и казаки - оренбургские, забайкальские, остатки Ижевского полка. Самой большой из них, несомненно, была группа из 66 уральских казаков, прибывших 4 ноября 1923 г. через Шанхай (Китай) и Нагасаки (Япония) в Брисбен. Организованно, со своими полковыми знаменами, во главе с генералом В.С. Толстовым (1884-1956), который лично заплатил за их проезд. После получения благоприятных сведений от товарищей в Австралию стали перебираться и другие группы казаков. Атаман уральцев Владимир Сергеевич Толстов родился 6 июня 1884 г. в городе Уральске. Его отец Сергей Евлампиевич Толстов, дослужившийся до генеральского чина, впоследствии был схвачен большевиками и убит. В 1905 г. В.С. Толстов окончил Николаевское кавалерийское училище. В начале Первой мировой войны уже в чине есаула командовал уральской сотней на Северо-Западном фронте. За храбрость во время боев под станицей Барховицкой 29 июня 1915 г. он удостоился высшей военной награды Императорской армии – ордена Святого Георгия Победоносца. Когда 24 января 1919 г. город Уральск был взят большевиками и командир уральских войск генерал-майор Матвей Филаретович Мартынов погиб в сражении, его заменил В.С. Толстов, уже в чине генерал-майора. Сохранившие верность казаки избрали его войсковым атаманом и командующим Уральской Отдельной армией. Это произошло 10 марта 1919 г., и в течение последующих трех месяцев атаман Толстов, собрав 16-тысячную армию, очистил от большевиков всю область. За эти блестящие действия Верховный Главнокомандующий адмирал А.В. Колчак произвел Владимира Сергеевича в генерал-лейтенанты. Однако к концу 1919 г. стало видно, что Уральской армии, пораженной тифом и отсутствием резервов, невозможно будет устоять перед натиском превышающей ее по численности Красной армии, в особенности после перехода к большевикам целого полка киргизов, бывших до этого с уральцами в союзе. Далее был переход армии в Александровск и затем - в Персию, о чем генерал подробно рассказал в своей книге «От красных лап в неизвестную даль», написанной на основании путевых записей, которые он вел в течение всего похода, и вышедшей в 1923 г. в Константинополе: «Нашлись люди с высоким нравственным обликом - казаки и офицеры, шедшие вместе со мной на всевозможные лишения и мучения. Только при таких людях можно было сделать первый поход (из Гурьева в Александровск) и начать второй. Пройдут годы, многое забудется, но не может быть, чтобы тот великий дух, который был в сердцах дорогих сподвижников походов, пропал бы даром ... и не нашел бы себе отклика в будущих поколениях родных уральцев». По прибытии в Персию умер от малярии генерал-майор Еремин, в Тегеране умерли от ран жена сотника И.М. Пастухова, вахмистр Карташев, маленькая дочь прапорщика Таршилова. По пути из Тегерана в Месопотамию умер Мина Болдырев, пожилой тесть атамана. В ноябре 1920 г. уральских казаков перевели в Месопотамию, в город Басру, где они жили в казармах под опекой англичан в течение 9 месяцев. После довольно жесткого распоряжения британского военного министра Черчилля уральцы с семьями были помещены на судно и отправлены во Владивосток, куда и прибыли 23 сентября 1921 г. С падением Владивостока казаки перешли вместе с другими частями в Китай. Вскоре некоторые вернулись в Россию. С атаманом остались около ста человек, включая детей. Они временно поселились в Чань-Чуне, который в тот момент находился под контролем японцев. Здесь некоторые из них нашли работу на спичечной фабрике и своим заработком пополнили войсковую кассу. Замечательная черта уральских казаков состояла в том, что они всегда держались вместе, как в добрые времена, так и в худые, работали сообща и помогали друг другу во всем. Так и здесь - общая касса, состоявшая из сохранившихся войсковых денег, вырученных главным образом от продажи верблюдов и снаряжения вПерсии, содержалась для общих целей и по возможности пополнялась войсковым казначеем Павлом Зиновьевичем Землянушновым (1884-1952). Решение ехать в Австралию также было принято сообща...".

Fighter: Откуда-то он это все списал,вспомнить не могу-откуда.Особенно забавен из статьи в статью повторяющийся рефреном рассказ о смерти в Иране пожилого тестя Атамана-"Мины"Болдырева,когда давно известно,что Мин Болдырев,отец Елизаветы,супруги Атамана,умер в 1902 году.

Шеврон: Продолжение "... Ссылаясь на поддержку британского генерального консула в Шанхае и британского посланника в Тегеране, с которыми атаман Толстов в свое время вел переговоры, австралийский торговый представитель в Китае господин Литтл обратился в австралийское министерство внутренних и территориальных дел за разрешением на въезд этой группы в Австралию. Последовала телеграфная переписка между премьер-министром в Мельбурне и квинслендским премьером в Брисбене, в результате которой разрешение на въезд в Австралию было дано с пометкой «чрезвычайный случай» - ввиду заслуг уральских казаков перед союзниками в борьбе против большевиков. Казаки-уральцы, судя по их письмам, предполагали по возможности держаться вместе и осесть в стране, арендовав подходящий участок земли. Так они и сделали, заблаговременно купив на свое имя и на свои деньги участок земли на окраине Брисбена. Однако созданное уральцами овощеводческое хозяйство не могло про кормить шесть десятков человек, и многим приходилось уезжать на сезонные работы. Так, в Квинсленде казаки работали на фруктовых фермах близ Брисбена за 10 шиллингов в день, с апреля по август собирали хлопок, а с июля по декабрь рубили сахарный тростник, получая 16-18 шиллингов за 8-часовой рабочий день. Причем их артели побивали все рекорды - пригодились военная тренировка и умение рубить шашками. Но постоянную, столь же хорошо оплачиваемую работу найти было очень трудно. Поэтому некоторые уезжали на заработки в Северную Территорию на постройку железной дороги. Собрав нужную сумму, казаки выписывали свои семьи из Советской России или ездили в Харбин, чтобы жениться. Мечтой многих было, скопив 1000 фунтов стерлингов, необходимых для приобретения фермы, стать самостоятельными хозяевами. Со временем мечта осуществлялась: приобретались уже возделанные сахарные плантации или целинные участки земли, которые правительство продавало за номинальную цену в Квинсленде и в Северной Территории. Фермером-хлопководом стал и сам атаман Толстов. Казаки с семьями стали постепенно разъезжаться, и образовались новые центры казачьих поселений. Одним из таких центров, как сообщает Н.И. Дмитровский, стал небольшой городок Кордальба в 380 км к северу от Брисбена, где в 1924-1934 г. проживали без малого 150 русских, половину из которых, а именно - 45 семей, составляли уральские казаки. д,ля помержания и сохранения общности казаков в этом городе в начале 1930 г. была учреждена общеказачья станица. Но постепенно русские стали уезжать из Кордальбы на север, где можно было по низкой цене купить большой участок земли, и к концу десятилетия здесь осталось всего 5 русских семей. Общеказачья станица Северного Квинсленда, просуществовавшая со второй половины 1929 г. до середины 1930-х гг., была основана в Талли, в 225 км к северу от Таунсвилла. С 1930 г. главным центром казачьей общественной жизни становится Брисбен, где также была учреждена станица. Землю приобретали не только казаки, но и представители других социальных слоев русской иммиграции. Например, после трех лет работы на железной дороге в 1926 г. С.Н. Дмитриев купил целинную землю близ города Тангула. Его примеру последовали многие другие, и к 1934 г. в этом районе проживало уже около 100 семей, преимущественно занятых выращиванием хлопка. Русская община в Тангуле стала самым компактным и процветающим поселением русских в Австралии. Здесь были построены хорошая дорога, клуб с библиотекой, открылась воскресная школа для детей, совместно отмечались православные праздники, соблюдались все русские обычаи и традиции. Однако в годы Второй мировой войны, когда возникла потребность в рабочей силе, многие продали свои фермы и переселились в город. Вламир Сергеевич Толстов, атаман Уральского казачьего войска, генерал-лейтенант, герой Великой войны и Георгиевский кавалер, завершил свой земной пугь в Вербное воскресенье, 29 апреля 1956 г. Хотя уральские казаки, приехавшие со своим атаманом, и не жили обособленной станицей, как, вероятно, сперва намеревались, а разъехались по всему штату в поисках работы и устраивали свою жизнь и судьбу независимо от других, тем не менее до самого конца их объединяла определенная общность – казачье куначество, проявлявшееся в постоянной заботе друг о друге, в оказании помощи своим менее удачливым братьям. Чувство куначества проявлялось порой даже в неожиданных случаях. Рассказывают, как на отпевании уральца Георгия Константиновича Вишенина (1902-1973) в Свято-Николаевском соборе один из казаков-соратников покойного вынес полковые знамена, вывезенные казаками из России, и стоял с ними у гроба во время всего отпевания. Дочь покойного потом подошла к нему и поблагодарила за особое внимание. Казак отрекомендовался: «Курочкин». И добавил: «Как же? Мы за своими всегда присматривали!»…



полная версия страницы