Форум » Гражданская война » Лбищенская операция 1-5 сентября 1919 года » Ответить

Лбищенская операция 1-5 сентября 1919 года

Шеврон: В сентябре 2009 года исполняется 90 лет со дня знаменитой на всю Гражданскую войну Лбищенской операции. Сборный отряд уральских казаков под командованием полковника Т.И.Сладкова разгромил штаб и тыловые части 25-й советской дивизии, уничтожив при этом ряд видных красных командиров и политработников во главе с начдивом 25-й Чепаевым. Прошу поделиться всеми известными данными по операции, картами, схемами, воспоминаниями и т.п.

Ответов - 137, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Александръ: Выкладываю две главы из книги Н.М.Хлебникова и др. "Легендарная Чапаевская". Трагедия в Лбищенске Несмотря на тяжелое положение своей армии, генерал Толстов, однако, не терял надежды остановить наступление красных полков. Пользуясь разбросанностью чапаевских частей на широком, двухсоткилометровом фронте, наличием больших незанятых промежутков в линии фронта, белоказаки совершали кавалерийские рейды по нашим тылам и начали подготовку налета на город Лбищенск, на штаб чапаевской дивизии. Вот что писал начальник штаба уральской казачьей белой армии полковник генерального штаба Моторнов об отходе белоказаков от Уральска и подготовке к налету на Лбищенск. «В течение второй половины июля и первой половины августа уральская армия, теснимая частями 25-й дивизии, обороняя каждый поселок и почти каждый хутор, расположенные к западу от линии Уральск — Гурьев, отошла в район Калмыковск, Каленый. Почти все жители оставляемых казаками станиц отходили на юг со всем своим скарбом и скотом. Это было бедствием для армии, ибо в южных станицах отсутствовал хлеб, в переполнение беженцами грозило голодом. Сотни тысяч скота, гонимого ими в тыл, уничтожали по пути запасы сена и траву, как саранча. Кроме того, эти беженцы располагались бивуаком в ближайшем тылу армии, чем мешали маневрированию. Стоило частям армии остановиться, как останавливались и беженцы, не слушая ничьих приказов об отходе в глубокий тыл. Районы к северу от Калмыковска через 2 — 3 дня после отхода армии к поселку Каленый представляли собой буквально голую степь, даже ветки на деревьях и те были съедены. Армия была лишена местных фуражных средств, а доставка сена с Бухарской стороны за отсутствием мостов через реку Урал и недостатком лодок была крайне затруднительной. Конский состав начал быстро ухудшаться. Вместо заболевшего генерала Савельева вступил в командование Уральским корпусом генерал Титруев, который предполагал встретить наступление красных чапаевских частей на поселок Каленый массовой конной атакой. Для этого вся конница армии занималась репетициями. К этому времени из района Сломихинской к поселку Каленый была подтянута 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина, а для наблюдения за красными (3-я бригада 50-й стрелковой дивизии), занимавшими станицу Сломихинскую, оставлен был 1-й Партизанский Чижинский кавалерийский полк. С предлагаемым генералом Титруевым способом действий были не согласны начальники частей, но они не отказывались исполнить приказ «о конной массовой атаке». Они предлагали использовать слабую конским составом и подорванную морально конницу для набега на тыл красных. Командующий армией генерал Толстов согласился с предложением начальников частей. Для этого рейда-налета 2 сентября 1919 года выступили из форпоста Каленый 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина и 2-я кавалерийская дивизия полковника Сладкова через станицу Кизил-Убинскую и далее по долине Кушум для атаки красных частей, занимавших Лбищенск». В это время группа Кутякова в составе восьми стрелковых полков, двух кавалерийских дивизионов, с 32 легкими орудиями и тяжелым артиллерийским дивизионом располагалась в районе Сахарной и форпоста Каршинского. Группа Бубенца на Бухарской стороне находилась в движении на Джамбейтинскую ставку (в 50 километрах от Лбищенска). Группа Аксенова была в районе озера Челкар на линии хуторов Тартжилюновский — Малокучинский. Штаб и политотдел дивизии, только что организованная дивизионная школа красных инструкторов в составе около 300 курсантов и все дивизионные учреждения перебазировались из форпоста Бударинского в Лбищенск. Что же представлял собой Лбищенск того времени? В боевом журнале одного из полков сохранилась такая запись: «Город Лбишенск — это не город, а простое село. Все постройки так же, как и на хуторах, низенькие, слепленные из глины, побеленные известью. Крыши у домов — плоские. На стены положен плетень, насыпана земля, а сверху залита глиной. Дворы обнесены плетнями. Нет ни садиков, ни одного деревца. Мужчин совсем нет. В пустых домах и дворах валяется рухлядь — поломанная мебель, худые кадки, разные ящики, старые сани. От движения частей неимоверная пыль, в тридцати шагах ничего не видно и дышать нечем». Кроме штаба дивизии, политотдела, школы красных инструкторов, в городе находился еще обоз — около 2000 подвод. Обозники — мобилизованные крестьяне Самарской губернии. Других частей в Лбищенске не было. К западу от Лбищенска тоже не было никаких частей, и с этой стороны город не был защищен от возможного удара противника. Фронт от города находился на расстоянии 80 километров. Разведка не обнаруживала в районе Лбищенска значительных сил противника. На фронте в районе группы Кутякова было затишье. На Бухарской стороне издалека видны были юрты казахов (в то время их называли киргизами). На крутых берегах Урала лежали богатые, но безлюдные казачьи станицы и хутора. Все мужчины были угнаны белыми, женщины и дети находились поблизости в обозах отступавших частей. Группа войск Кутякова стояла на одном месте десять суток, и бойцы отдохнули. 4 сентября Чапаев с комиссаром дивизии Батуриным были в Сахарной. В 1-й бригаде 50-й дивизии создалось критическое положение с продовольствием — трое суток бойцы не получали хлеба. Чапаев и Батурин приехали в бригаду, собрали бойцов и разъяснили причины отсутствия хлеба. По приказанию Чапаева была уменьшена норма выдачи хлеба бойцам 1-й и 2-й бригад 25-й дивизии, чтобы часть хлеба передать 1-й бригаде 50-й дивизии. Затем Чапаев и Батурин отправились в Лбищенск. В ночь на 4 сентября пересохшей поймой реки Кушум две конные казачьи дивизии подошли к Лбищенску. Укрывшись в камышах урочища Кузда-Гора, они приготовились к ночному налету на штаб Чапаева. К вечеру этого же дня Чапаев с Батуриным прибыли в Лбищенск. Получив донесение от обозников, что в 20 километрах к западу от Лбищенска на них напал разъезд белоказаков, Чапаев потребовал разведывательные сводки за последние дни. Начальник штаба дивизии Новиков доложил, что, кроме наземной разведки, велась и воздушная разведка звеном самолетов, приданным дивизии, но все разведывательные сводки говорили о том, что в районе Лбищенска никаких казачьих частей не замечено. Передвижение же в степи отдельных небольших разъездов противника было обычным явлением, и Чапаев успокоился. Но, по рекомендации комиссара Батурина, приказал на ночь усилить караул. Выслушали спокойные доклады об обстановке, помылись в бане, попели, поговорили и улеглись спать. Нечасто приходилось быть в глубоком тылу и спать раздевшись. Охрану Лбищенска несла дивизионная школа Чекова. По ночам на окраины города выставлялись отдельные небольшие заставы, далеко расположенные друг от друга. Внутри города охрану несли отдельные пешие патрули. Телефонной связи штаба с заставами и между заставами не было. Со своими частями штаб дивизии тоже имел слабую связь: телеграфная связь существовала только с группой Кутякова, а с остальными группами — только конная. Наступила ночь. Белоказачьи разъезды скрытно по¬дошли к городу, бесшумно сняли посты и караулы, перерезали телефонную и телеграфную связь и со всех сторон ворвались в спящий город. Ночная темнота, внезапность удара, беспорядочная стрельба со всех сторон затрудняли оборону. Застигнутые врасплох, чапаевцы выбегали на улицу, самоотверженно дрались группами и в одиночку. Стараясь укрыться от огня противника, они занимали отдельные строения, крыши домов. Чапаев с порученцем Петром Исаевым устремился на Соборную площадь, где по тревоге должны были собраться курсанты дивизионной Школы. Здесь уже дралась часть курсантов под руководством Петра Чекова. К ним присоединился и Чапаев. Группа курсантов и сотрудников политотдела дивизии во главе с комиссаром дивизии Павлом Батуриным вела неравный бой. В группе находились начальник политотдела дивизии Дмитрий Суворов, комиссар штаба Иван Крайнюков. Сам Батурин бил из пулемета, который ему удалось захватить у казаков. На рассвете ударила артиллерия белых. Все теснее сжималось кольцо окружения, все быстрее таяли ряды чапаевцев, отступающих к Уралу. Пали в неравном бою начальник дивизионной школы Чеков, его сын, комиссар штаба дивизии Крайнюков. В штыковой атаке погиб начальник политотдела Суворов, тяжело ранен начальник штаба Николай Новиков и редактор дивизионной газеты Борис Ренц. Раненого комиссара дивизии Павла Батурина казаки растерзали. Найденный труп отважного комиссара был изрублен, ис¬колот и настолько обезображен, что трудно было его опознать. Чапаев был ранен в руку, но продолжал сражаться. Бойцов оставалось все меньше и меньше. Чапаевцы, почти все раненые, под непрерывным огнем казаков пытались перебраться на другой берег. Помощник начальника снабжения 73-й бригады Федор Белобородов с сотрудниками Яковом Пантелеевым, Иваном Зайцевым, казначеем 218-го полка Семеном Додоновым и со¬трудником политотдела Андреем Платухиным пробирались к реке. Им удалось переплыть на другой берег Урала. Подтянув к реке пулеметы, а потом и артиллерию, казаки расстреливали бросавшихся в воду чапаевцев. Группа ординарцев во главе с порученцем Петром Исаевым повела к реке истекающего кровью Чапаева и под градом пуль спустила его в реку. Раненый Петр Исаев сдерживал противника огнем, надеясь, что удастся спасти любимого командира. Он стрелял в наседавших белоказаков, пока были патроны, а последнюю пулю пустил в себя. Чапаев плыл. На середине реки, не то иссякли по¬следние силы, не то настигла пуля, он скрылся в волнах Урала. Раненый редактор дивизионной газеты Борис Ренц скрывался во дворе богатого казака. С приходом чапаевцев в город он рассказал, как после окончания боя во дворе, где он скрывался, собралось большое количество казаков, и один из них рассказывал, как он вел огонь по плывущему Чапаеву и убил его. Все казаки перекрестились, облегченно вздохнули и просили казака показать место, где погиб Чапаев. Казаки хотели найти тело Чапаева. Ведь за его голову было обещано много золота. Они с сетями и неводами бороздили Урал, но поиски не дали результатов. Захватив Лбищенск, белоказаки зверски расправились с теми, кто уцелел. Была ужасная резня. Никого не щадили, расстреливали целыми группами. Убивали не только красноармейцев, но и обозников-крестьян. Выводили больных и раненых из дивизионного госпиталя, заставляли их рыть могилы и расстреливали. Вот как описывают бой оставшиеся в живых Чапаев цы. Иван Володихин вспоминает: «Когда казаки часов в 5 утра 5 сентября налетели на штаб дивизии в Лбищенске, наш взвод конных ординарцев при дивизионной школе держал оборону. К нам подбежал Чапаев, раненный в левую руку, и скомандовал: «Вперед — на врага!» Мы пошли в атаку и отбили казаков, дав возможность нашим закрепиться по берегу реки Урал. Во время атаки было много раненых и убитых. Конники бились пешими, так как потеряли лошадей. Мы старались прорваться, но я был тяжело ранен и меня схватили казаки. На допросе мне штыком прокололи руку, потом ударом приклада сбили с ног, и я потерял сознание. Когда пришел в себя, приказали вырезать на теле знак звезды, а от следующего удара я снова потерял сознание. Очнулся уже во рву среди трупов расстрелянных товарищей, когда в город вошли чапаевцы. «Здесь есть живые?» Я отозвался. Вытащили нас двоих, недобитых меня и Халима Абдюшова и отнесли в санчасть». Бывший сотрудник политотдела дивизии Андрей Самсонович Платухин, один из немногих оставшихся тогда в живых, рассказывал: «Я находился в одной комнате с Крайнюковым. Проснулись мы от крика наших ординарцев: «Казаки!» Крайнюков выбежал на улицу первым. Я выскочил вслед за ним и побежал по улице. У дома, где жил Чапаев, к нам присоединилось человек 15, кто с винтовкой, кто с револьвером. На нас неслись конные казаки. Чапаев крикнул: «По кавалерии — пли!» Мы произвели несколько залпов. Казаки отскочили. В районе дивизионной школы инструкторов шел бой. Чапаев с группой бойцов побежал туда. Пробежав еще несколько метров, мы увидели группу штабников во главе с Суворовым, которая заняла глинобитный сарай и била по казакам. Здесь собралось человек 40. Кто-то сообщил, что убит командир Глазков, погиб работник политотдела Кучера. Крайнюков, увидев, что из-за утла казаки выкатывают пулеметы, бросился на пулеметчиков, но был тяжело ранен, а Суворов с группой бойцов захватил два пулемета. Я попросил ординарца Николая Усанова (он из Пугачевского уезда, села Ключи) положить тяжело раненного Крайнюкова на коня и переправить через Урал. К нашей группе подошел тяжело раненный комиссар дивизии Павел Батурин. Он спросил: есть ли патроны? Я ответил, что есть штук по 10. Он приказал стрелять только в упор. Часов через 5—6 боя я увидел, как с несколькими солдатами, весь в крови, с винтовкой в руках, пробежал Чапаев. Он на ходу отстреливался. В нашей группе разорвалось несколько снарядов. Многие погибли. Тут я увидел работника политотдела Антонова, бывшего комиссара 219-го полка (Дедушку). С ним мы стали отходить к Уралу. Мне удалось переплыть реку. Встре¬тившаяся на Бухарской стороне артиллерийская бата¬рея отправила меня в госпиталь». Иван Кутяков в своих воспоминаниях пишет: «Вспоминается героический подвиг одного чапаевца-красногвардейца, старика-обозника, который проявил изумительное мужество и боевую находчивость. Дело было так. Закончив бой, белоказаки расправлялись с пленными обозниками и ранеными чапаевцами. Они расстреливали их поодиночке и группами, уничтожали пленных из пулеметов. В это время начальник 6-й Чижинской кавалерийской дивизии полковник Бородин (одна из крупных фигур уральской белой армии, по происхождению богатый помещик) въехал во двор одного дома. Здесь, зарывшись в сено, спрятавшись от неминуемого расстрела, лежал в телеге старик-обозник. Видя, что помощи ждать неоткуда, он решил погибнуть с честью, но в плен не сдаваться, и как только полковник въехал во двор, старик поднялся на повозке и выстрелом из винтовки убил Бородина наповал. Ординарцы полковника в ту же минуту изрубили героя-чапаевца в куски. Имя отважного героя, отомстившего за смерть своего вождя-командира, осталось неизвестным». Штаб дивизии был разгромлен, не было связи с группами дивизии, отстоявшими друг от друга на сотни километров. Было нарушено снабжение. Группа войск 25-й дивизии, находившаяся к югу от Лбищенска, в станице Сахарной, оказалась отрезанной от Уральска. Командир 219-го полка Александр Воронин пытался выяснить, что делается в Лбищенске. Часть 219-го полка и 1-й кавалерийский дивизион подошли к Лбищенску, но были встречены сильным огнем. После небольшого боя части отступили к форпосту Горяченскому. Командование 25-й дивизией принял на себя Иван Кутяков, а во временное исполнение обязанностей комиссара дивизии вступил Максим Сысойкин, комиссар 1-й бригады. Учитывая обстановку, Кутяков решил пробиваться обратно к Уральску через занятый белоказаками Лбищенск. По его приказу чапаевцы под покровом темноты внезапно снялись с позиций и двинулись на Лбищенск. Движение войск прикрывали кавалерийский дивизион Андрея Петрова и артиллерия Хлебникова. В ночь на 6 сентября 2-я бригада тоже незаметно снялась и вышла из Сахарной. В первой половине дня Сахарную оставил и кавалерийский дивизион. В 16 часов Алексей Рязанцев выступил с двумя полками из форпоста Каршинский на Лбищенск. За 1-й бригадой 25-й дивизии двигалась 1-я бригада 50-й дивизии и 2-я бригада 25-й дивизии. Полки испытывали острую нужду в боеприпасах и продовольствии. Противник несколько раз пытался атаковать, но огнем артиллерии арьергарда был отброшен. Много пришлось поработать артиллеристам, которые прикрывали движение войск, находясь в арьергарде. Отважно и умело руководил огнем Семен Кулешов, замещая командира дивизиона Якова Иванова. Бригада под командованием Рязанцева подошла к Лбищенску. Противник яростно бросался в атаки и с фронта, и с тыла. Часто приходилось сражаться и полном окружении. Бригада Рязанцева выбила противника и вошла в Лбищенск. В городе бушевали пожары. Улицы заволокло ды¬мом. В западной части города, в районе ветряных мельниц, красноармейцы наткнулись на большую группу своих товарищей, расстрелянных белоказаками. Бойцы находили предсмертные записки: «Товарищи чапаевцы, пас ведут на расстрел»; «Да здравствует Советская власть!»; «Отомстите гадам за нашу смерть!». Долго искали тело Чапаева. Но ни в реке, ни на берегах не нашли. В одном из подвалов увидели тяжело раненного начальника штаба дивизии Николая Новикова. А в одном из строений — раненого Бориса Ренца, редактора газеты. От них, а также от переплывших Урал стали известны подробности налета белоказаков. Долго после этого в дивизии ходили разговоры, что без измены здесь не обошлось. Но где была эта измена, так и не узнали. Выражались сомнения в честности штабных командиров, подозревали летчиков, которые якобы не могли не заметить с воздуха двух кавалерийских дивизий белоказаков, находившихся в степи в непосредственной близости от города. Но, как стало известно потом, и летный состав вел себя так же отважно. Мотористы авиазвена Рожков и Пугачев, а также красноармеец Верига, находившиеся во время налета в охране самолетов, присоединились к группе Чапаева, которая отходила к Уралу, вместе с ним переплывали реку, а позже проявляли мужество в борьбе с белоказаками. Бывший командир 26-го авиационного отряда, ныне подполковник в отставке Александр Степанов, член КПСС с 1919 года, награжденный за бои в 25-й Чапаевской дивизии орденом Красного Знамени, рассказывал: «В авиационном отряде служили тогда два интернационалиста — серб Башич и австриец Пленингер, которые при налете казаков стояли в карауле. Попав в окружение, они укрылись в яме на краю аэродрома, из которой местные жители брали глину. С наступлением темноты они из укрытия выбрались и подползли к одному из аэродромных домов, где пировали пьяные белоказаки. Приперев наружную дверь дома, они бросили в окна несколько гранат и, вскочив на привязанных на коновязи лошадей, благополучно ускакали в степь, в направлении к Уральску, к своим войскам, Трагически сложилась судьба летчика коммуниста Георгия Артамонова. Он был в Уральске, когда казаки совершили налет на штаб дивизии. Ничего не зная о случившемся, Артамонов посадил свой самолет в Лбищенске и сразу же попал в плен. Его зверски избивали, а потом как специалиста все же решили сохранить в живых и отправили в тыл. Артамонову как-то удалось раздобыть пистолет, и он решил бежать. Однако его настигла погоня и зарубила. Перед гибелью этот отважный воин сумел застрелить несколько белоказаков. В плен попали также авиационный механик Сергей Жердин и наблюдатель Павел Олехнович. Испытывая большую нужду в специалистах, полковник Юнгмейстер, командир 10-го белоказачьего авиационного отряда, привлек их к обслуживанию самолетов. Воспользовавшись этим, Жердин и Олехнович захватили вражеский самолет и с большим трудом оторвались от земли. Однако самолет ударился в кучу торфа, находящуюся на аэродроме, беглецы были выброшены из самолета. Олехнович поломал себе ноги и, чтобы не попасть в руки врагов, застрелился. Жердин зарылся в кучу торфа и с наступлением ночи перебежал к нашим. Позднее он был награжден орденом Красного Знамени. Стала известна судьба и еще двух чапаевских летчиков Иосифа Железнова и Сергея Бейера. Оказалось, что на германском фронте полковник Юнгмейстер служил в подчинении Железнова, и это как бы предопределило его некоторое расположение по отношению к Железнову. Вскоре Железнов, воспользовавшись этим, захватил один из самолетов и перелетел в расположение чапаевцев. До конца гражданской войны Железное самоотверженно сражался за Советскую власть. Летчик Бейер был найден чапаевцами искалеченным в одном из бараков в Сахарной. Оказалось, что и он тоже пытался бежать к своим, но разбил самолет и изуродовался. Все это свидетельствовало о том, что летчики были вне подозрений. Начальник штаба дивизии Новиков вел себя мужественно. Он, израненный, в тяжелейшем состоянии, был найден чапаевцами, когда они снова, через три дня, овладели Лбищенском. Известие о гибели Чапаева потрясло всех. Все его безгранично любили, всем было до боли жаль, что нет среди войск Чапаева, что не будет его и тогда, когда советские люди будут праздновать окончательную победу над врагом, победу, за которую он отдал свою жизнь. А вот как воспринял это печальное событие друг Чапаева, бывший комиссар дивизии Фурманов Дмитрий Андреевич. Он тогда был уже начальником Политического управления Туркестанского фронта, В его дневнике в этот день появляется запись: «Я был потрясен этим известием... Думая разом обо всех, за всех жутко и больно, всех жалко, но из всех выступает одна фигура, самая дорогая, самая близкая - Чапаев... Истинный герой, чистый, благородный человек. Ну давно ли оставил я тебя, Чапаев? Верить не хочется, что тебя больше нет...». И далее среди поспешных, взволнованных, перечеркнутых строчек выступают скорбные слова: «Все эти дни, как только узнал я про катастрофу в родной дивизии, сердце ноет, словно сжали его клещами и давят, давят безжалостно. О чем бы я не думал — встает вдруг любимый образ Чапая, и все мысли побледнеют перед этим дорогим образом. Если бы он был жив, мы услышали бы, несомненно; вести как раз скверные: утонул в Урале, убит, пропал, переправляясь через Урал...». А через несколько дней, когда уже Фурманов справился с нахлынувшим на него потрясением, он спокойно обобщил все полученные вести о гибели друга, а по ним и своим воображением представил себе печальную картину и записал в дневнике: «Путей отступления у наших стрелков не было совершенно: с трех сторон казаки, а позади бурный, широкий Урал, под крутым трехсаженным обрывом. Застыв над обрывом, они молча, сбившись друг к другу, ожидали неизбежно идущую верную смерть. В это время Чапай был ранен в руку и в щеку; у него по одежде и по лицу струилась кровь, он держал в одной руке винтовку, в другой револьвер, чтобы в последний момент не даться живым в руки и пустить себе пулю в лоб. Он был прекрасен в своем мужественном терпении и спокойствии. Уже много бойцов свалились в Урал, пораженные неприятельскими пулями, многие кинулись сами в бурные волны Урала, желая достигнуть противоположного берега, но редко кому удавалось переплыть быструю реку, и почти все пловцы погибли в волнах. На обрыве остался один Чапай... Больше Чапая никто не видел. Может быть, он тоже упал в бурные волны Урала, сраженный казацкой пулей, а может быть, сам угодил себе в сердце. Никто не знает, никто дальше не видел героя, благородного бойца Чапая. Казаки поставили на берегу Урала пулеметы и били по тем, которые пытались переплыть к другому берегу. Может быть, и Чапай кинулся в воду — измученный, израненный, ослабевший. Может быть, утонул в изнеможении, а может быть, и в волнах добила его меткая вражеская пуля...». Трудный отход Командование белоказачьей армии считало, что отрезанные от Уральска части 25-й дивизии будут легко уничтожены. Начальник штаба уральской белоказачьей армии писал: «Лбищенск взят 5 сентября с упорным боем, который длился 6 часов. В результате были уничтожены или взяты в плен: штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные учреждения. Захвачены 4 аэроплана, 5 автомобилей и прочая военная добыча...». Конечно, диверсия против штаба 25-й дивизи отразилась на состоянии и боевом духе ее частей. Для дивизии наступило трудное время. Нелегко было противостоять противнику, перехватившему инициативу в свои руки. Однако расчеты белоказачьего командования на полное уничтожение дивизии не оправдались. Дивизия с честью вышла из тяжелого испытания. Но это позже, а пока разрозненные группы дивизии стремились объединиться и пробиться к Уральску. 7 сентября 2-я бригада Сокола в Лбищенске при¬соединилась к частям группы Кутякова. Группа Бубенца двигалась на Джамбейтинскую ставку. Получив сообщение о событиях в Лбищенске от переправившихся через реку Урал бойцов, Бубенец повернул обратно на Лбищенск и связался с группой Кутякова. Конница белых из Лбищенска тоже продвигалась к Уральску. В форпосте Бударинском белоказаков встретили части 4-й армии. Завязался ожесточенный бой. Наши части отошли и Скворкино. Командующий 4-й армией на помощь отступившим и Скворкино направил 224-й и 225-й полки 3-й бригады Аксенова, снятые с Джамбейтинского направления. Противник был отброшен. Чапаевцы похоронили в братских могилах убитых и Лбищенске и 8 сентября выступили на соединение с ча¬стями Уральского гарнизона. Увидев своими глазами последствия трагедии в Лбищенске, чапаевцы поклялись отомстить врагу. И хотя бойцы были измотаны тяжелыми переходами, непрерывными боями, яростными атаками казаков, они уверенно пробивались к Уральску. До Уральска уже было недалеко. Всем казалось, что трудности остались позади. И вот в форпосте Янайский произошел бой, который едва не закончился для дивизии полным разгромом. Достигнув форпоста Янайский, до крайности утомленные бойцы уснули мертвым сном. Спали в открытой степи — там, где застигла темнота. Сон сморил даже заставы и сторожевое охранение. В это время со всех сторон подошли казаки. Открыв почти в упор артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь, они двинули на чапаевцев броневики. Противник простреливал весь лагерь. Все смешалось. Но командиры Сокол, Хлебников и комиссары Брауцей, Завертяев, Пархоменко сумели восстановить порядок. Командиры полков Гавриил Горбачев, Семен Садчиков, Сергей Мальцев повели бойцов в штыковую атаку. Отличились бойцы-интернационалисты 222-го полка — командиры отделений Томаш Шульда, Петха Курашов, Александр Фаркаш, Иван Кришт, Кольба Рихард, Франц Кегель. С группой бойцов и пулеметными расчетами они оказались в окружении белоказаков, но, проявив исключительное мужество, прорвали окружение и соединились со своими частями. За этот бой Франц Кегель был награжден орденом Красного Знамени. Командиры батарей Семиглазов, Брызгалов и Бала¬шов расстреливали противника огнем «на картечь». Про¬тивник был отбит. По указанию начдива Кутякова полки снялись с позиции и отошли к форпосту Скворкино, где и укрепились. Позднее, 8 января 1920 года, в приказе по Туркфронту указывалось: «В ночь с 9 на 10 сентября противник, подтянув на подводах к Янайскому пехоту и подкравшись к нашим цепям, ударил во фланг. Полк дрогнул, но по приказу и под личным командованием Хлебникова 3-я батарея остановилась на месте и открыла ураганный огонь при прицеле 10, благодаря чему противник отступил, но затем вновь бросился в атаку, имея несколько броневиков. Несмотря на ужасный пулеметный огонь, под которым находилась батарея, Хлебников лично выдвинул два орудия на открытую позицию навстречу бронеавтомобилям и, открыв огонь, принудил их отступить. Самый сильный автомобиль был подбит. В этом бою Хлебникова ранили, но он остался в строю. Своими решительными действиями он восстановил положение дрогнувших частей и дал возможность отступить в полном порядке к форпосту Скворкино». За этот бой командир 74-го артиллерийского дивизиона Николай Хлебников и командир батареи Андрей Семиглазов были награждены орденами Красного Знамени. Дивизия продолжала отходить, выполняя поставленную перед ней задачу: занять фронт на линии Кулаков — Широков — форпост Скворкино и с юга и юго-запада не допустить подхода противника к железной доро¬ге и Уральску.

Александръ: Иллюстрация из книги И.С.Кутякова "Боевой путь Чапаева"

Шеврон: Спасибо, Александр! Хлебников написал красиво, но многое неправдоподобно, тем более, что сам он очевидцем описываемых событий не был. Весьма маловероятно, что казаки сетями и неводами бороздили Урал в поисках тела чепаева. Кому было нужно его тело, разве что собакам скормить? И кто это интересно за него много золота давал? По моему, из области сказок все это. Конечно, каждый из оставшийся в живых участников боя выставлял себя героем. Но кто первый побежал к Уралу тот спасся и не мог видеть, что происходило с остальными. Некоторые, типа, Ренца вообще не сражались, а сразу спрятались по базам, да подвалам, где и просидели три дня. Жаль Бородина, читал несколько версий его гибели и приводят разные фамилии его убийцы, но все сходятся, что погиб он случайно.


Александръ: Глава из книги И.С.Кутякова "Боевой путь Чапаева" Гибель Чапаева Потерпев поражение под Уральском, казачья армия Толстова отступила на юг. 1-й Илецкий конный корпус генерала Акутина (4-я и 5-я кавалерийские дивизии) отошел на восток, за реку Урал, с задачей защищать направление на Джамбейтинскую ставку. Уральский корпус генерала Савельева в составе трех кавалерийских дивизий, трех пехотных полков, а также семеновской и брыковской кулацких дружин и юнкерской школы занял хутор Усиху и форпост Чаганский. 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина, оставив Александров Гай, отошла в район станицы Сломихинской. Штаб генерала Толстова расположился в самом Лбищенске. Части 4-й армии к этому времени группировались так: 50-я стрелковая дивизия (3-я бригада) занимала район Александров Гай, станции Озинки и Семиглавый Map. 25-я Чапаевская дивизия: 73-я бригада была расположена в районе Круглоозерного, 75-я бригада — в Уральске. Бригада Плясункова была двинута через Уральск на подкрепление 49-й дивизии и заняла район Илецкого городка. В свою очередь 22-я Краснодарская дивизия была отправлена на деникинский фронт. После ее ухода штаб 25-й Чапаевской дивизии расположился в Уральске. 25-я Чапаевская дивизия по приказанию командующего 4-й армией т. Авксентьевского должна была продолжать преследование противника, с тем чтобы занять Лбищенск и Джамбейтинскую ставку. В это время тылы 25-й Чапаевской дивизии находились еще в пути из Уфы в район Бузулука. Отсутствие обоза весьма затрудняло доставку в полки продовольствия и огнеприпасов. Несмотря на это, части дивизии еще задолго до подхода тылов приступили к выполнению возложенной на них задачи. 73-я бригада выступила на хутор Усиху, 74-я бригада — на форпост Чаганский, а 75-я бригада начала постройку моста через реку Урал в Уральске. С 15 по 25 июля в районе Усихи между чапаевскими частями и белоуральской армией идут жестокие бои. В эти дни конный корпус противника регулярно утром и вечером атаковал нас с флангов и тыла, а белая пехота наседала с фронта. Положение стало весьма серьезным. 73-я бригада, истекая кровью и неся огромные потери, героически отбивала атаки казаков. В довершение всего в те дни стояла нестерпимая жара, доходившая нередко до 60 градусов. Кругом на десятки километров не было ни одного колодца. В выжженной степи не осталось даже кустика для защиты от палящего солнца, и немало красных бойцов погибло от солнечных ударов и смертельной жажды. Но тем не менее части 25-й дивизии не только не отступили из безводной Усихинской степи, а сумели отбить все атаки противника и вынудили его главные силы перейти к обороне. Таким образом, инициатива у противника была вырвана. В первых числах августа командующий 4-й армией т. Авксентьевский был отстранен от должности, на его место вступил т. Лазаревич. Рос ореол славы вокруг имени Чапаева, которому, по существу, подчинялись все главные силы 4-й армии: 25-я дивизия, 1-я бригада 50-й дивизии и 2-я бригада 74-й стрелковой дивизии. К этому времени у Чапаева созрело твердое решение перейти в наступление на всем фронте, чтобы занять Лбищенск и Джамбейтинскую ставку. Через 15 суток, преодолев все препятствия на своем пути, терпя жажду и лишения, ощущая недостаток в огнеприпасах, чапаевцы заняли не только Лбищенск, но и станицу Сахарную, пройдя путь свыше 200 километров, и какой путь!.. Белоуральская казачья армия покатилась на юг, цепляясь за каждую станицу, за каждый хутор. Белогвардейцы еще не потеряли надежды остановить наступление победоносных красных полков. Белые генералы создавали планы «массовых конных атак», а затем развернули энергичную подготовку налета на Лбищенск. Вот что писал об этой подготовке начальник штаба белоуральской армии: «В течение второй половины июля и первой половины августа Уральская армия, теснимая частями 25-й дивизии, обороняя каждый поселок и почти каждый хутор, расположенные к западу от линии Уральск—Гурьев, отошла в район Калмыковская — Каленый. Почти все жители оставляемых казаками станиц отходили на юг со всем своим скарбом и скотом. Это было бедствием для армии, ибо в южных станицах отсутствовал хлеб и переполнение беженцами грозило голодом. А огромные стада скота, угоняемые в тыл, уничтожали по пути все запасы сена и травы. Кроме того, беженцы располагались бивуаком в ближайшем тылу армии, чем мешали маневрированию войск. Стоило частям армии остановиться, как останавливались и беженцы, приказания об отходе в глубокий тыл ими не выполнялись. Район к северу от Калмыковской через 2—3 дня после отхода армии к поселку Каленому обратился буквально в голую степь, даже ветви на деревьях были съедены. Армия была лишена местных фуражных средств, а доставка сена с бухарской стороны, за отсутствием мостов через реку Урал и вследствие недостатка лодок, была крайне затруднительна. Вместо заболевшего генерала Савельева в командование Уральским корпусом вступил генерал Титруев, который предполагал встретить наступление красных чапаевских частей на поселок Каленый массовой конной атакой. Для этого со всей конной армией проводились учебные занятия. К этому времени из района Сломихинской к поселку Каленому была поднята 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина, а для наблюдения за красными, занимавшими Сломихинскую, оставлен был 1-й партизанский Чижинский кавалерийский полк. Со способом действий, предлагаемым генералом Титруевым, не были согласны начальники других частей. Они предлагали морально подорванную и понесшую большие потери конницу использовать для набегов на тыл красных. Командующий армией генерал Толстов принял предложение начальников этих частей. Для совершения рейда-налета 2 сентября 1919 года из Каленого выступили 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина и 2-я кавалерийская дивизия Сладкова. Части эти двигались через станицу Кизил-Кубанская и далее по долине Кушум, чтобы атаковать красные части, занимавшие Лбищенск». Так Уральская армия подготовляла налет на Лбищенск, где были расположены база и штаб Чапаева. Необходимо указать, что по мере движения в глубь уральских степей положение 25-й дивизии с каждым днем ухудшалось. Это объясняется тем, что войска Чапаева были отрезаны более чем на 200 километров от своей базы — Уральска. Трудность подвоза вызывала постоянные перебои в снабжении частей огнеприпасами и продовольствием. Бригады иногда по нескольку суток не видели хлеба. Между тем армия генерала Толстова при отходе на юг, к берегам Каспийского моря, сумела получить от англичан не только обмундирование, снаряжение и огнеприпасы, но даже артиллерию, самолеты и бронеавтомобили. Белая Уральская армия имела и другие преимущества. Прежде всего это характер местности. Необъятные степные равнины позволяли конным казачьим массам успешно маневрировать. Вследствие прерывистости фронта красных белоказаки имели возможность совершать внезапные рейды-набеги на тылы Чапаева. Чапаев почти не мог противодействовать этому, так как безводные степи непреодолимы для пехоты. Но самый главный наш недостаток в то время заключался в невыгодной группировке наших войск. В частности, линия фронта, занимаемая группой Аксенова, отстала на 100 километров от общей линии фронта. Это ставило все пути, связывающие базу и штаб Чапаева, расположенные в Лбищенске, под удары казаков с бухарской стороны. И действительно, когда 5 сентября 1919 года группа войск Аксенова не смогла занять Джамбейтинскую ставку, В. И. Чапаев был вынужден бросить из станицы Мергеневской на бухарскую сторону свой последний резерв — группу Бубенца в составе двух стрелковых полков и двух кавалерийских дивизионов. Чапаев остался без резервов, а командующий войсковым соединением без резервов не может уже влиять на исход сражения. Когда резервная группа Бубенца переправилась на левый берег реки Урала и двинулась на Джамбейтинскую ставку, стратегическое положение войск Чапаева еще более ухудшилось. Тут против главных сил армии генерала Толстова в районе станицы Сахарной и Каршинского осталась лишь одна группа Кутякова в составе восьми стрелковых полков, двух кавалерийских дивизионов и дивизионной артиллерии. Эта группа занимала пространство до 15 километров в глубину и до 10 километров по фронту. Кавалерийские дивизионы вели разведку к западу от станицы Сахарной на протяжении 40 километров. А между тем огромная территория между Волгой и Уралом с нашей стороны не освещалась, и белые могли почти беспрепятственно маневрировать своими конными массами в пределах этого пространства. При таком положении не исключена была возмож¬ность занятия силами белых даже Уральска, в котором, кстати сказать, в то время находились одни тыловые учреждения и совсем не было войск. Тогда частям 4-й армии пришлось бы отойти, вероятно, еще дальше на север. Но этого, по счастью, генерал Толстов не предусмотрел. В таком же тяжелом положении находились войска Чапаева и на бухарской стороне. Группа т. Бубенца, двигавшаяся от Урала на Джамбейтинскую ставку по пустынной местности, и группа войск Аксенова, расположенная на шестидесятикилометровом фронте к северо-востоку от озера Чархал, не имевшие связи ни с группой Кутякова, ни между собой, легко могли быть разбиты конным корпусом генерала Акутина. К тому же между всеми тремя группами войск Чапаева в отдельных случаях образовались промежутки шириной до 100 километров. И эти разрывы по фронту не только ничем не прикрывались, но здесь даже не производилась простая разведка. Войска Чапаева во время движения на юг понесли немалые потери (особенно при взятии станицы Мергеневской и Сахарной). В этих боях шесть стрелковых полков выстраивались цепями в затылок друг другу. Боевой порядок справа прикрывался частями 1-й бригады 50-й стрелковой дивизии, а слева — рекой Уралом. Волнообразные красные цепи шести чапаевских полков штыковым ударом заняли эти пункты, но потеряли убитыми и ранеными до 3 тысяч бойцов. Сильно поредевшая группа Кутякова нуждалась в пополнении, а главное — она не имела патронов и хлеба. Поэтому Чапаев вынужден был отказаться от наступления на Каленый и от атак главных сил противника и приказал группе Кутякова закрепиться на месте, оборонять район станицы Сахарной и Каршинского. Наступил сентябрь 1919 года. Стояла особенно жаркая погода. По широкой степной долине в обросших вековым камышом и мелким кустарником берегах катил свои волны Урал. На фронте — затишье. На бухарской стороне, среди нескончаемых желтых песков, издалека видны зеленые рощи. По крутым холмам Урала раскинулись во все стороны богатые казачьи станицы и хутора. Теперь-то там царит полное безлюдье. Только изредка на широких улицах промелькнет сгорбленный в три погибели старик. Все боеспособное население давно угнано белыми, а женщины и дети кочуют вблизи своих мужей и отцов по тылу фронта. Порывистые ветры, дующие с Каспийского моря, вздымают по утрам целые тучи пыли. Вот уже скоро третий месяц как не выпадало дождей. Части 25-й дивизии десятый день стоят на месте, на отдыхе. 4 сентября В. И. Чапаев с военкомом Батуриным посетил в станице Сахарной 1-ю бригаду 50-й стрелковой дивизии, которая уже трое суток не получала хлеба. Бойцы были созваны на митинг, им объяснили причину задержки. Для оказания помощи особенно ослабевшим от недоедания товарищам решено было выделить от каждого бойца остальных двух бригад по полфунта хлеба. После этого В. И. Чапаев с Батуриным, несмотря на предложение остаться на ночлег в форпосте Каршинском, отправились на автомобиле в Лбищенск. В то время как Чапаев находился в 1-й бригаде, 2-й конный корпус казаков в составе двух кавалерийских дивизий под командованием генерала Сладкова и полковника Бородина беспрепятственно двигался по Кушумской долине. Достигнув района урочища Кузда-Гора, в 25 километрах к западу от Лбищенска, белоказаки укрылись в густых камышах, покрывавших долину. Здесь они стали ожидать наступления темноты, чтобы под покровом ночи захватить Лбищенск и разгромить штаб Чапаева, охраняемый лишь одной дивизионной школой Чекова силою в 600 шты¬ков. О движении 2-го корпуса генерала Сладкова на Лбищенск Чапаев не знал. С самолетов 25-й дивизии, несших разведывательную службу, ничего не было обнаружено. Но 4 сентября около 23 часов в штаб дивизии прискакали обозники, посланные в степь за сеном, и сообщили, что в 20 километрах от Лбищенска на них напали казаки и отбили около 20 повозок. — Много ли было казаков? — спросил начальник штаба Новиков. На этот вопрос обозники сбивчиво ответили, что видели не более сотни казаков-всадников, которые захватывают в плен отдельные подводы и группы мобилизованных крестьян. Как раз в это время из станицы Сахарной вернулись Чапаев и Батурин. Они были тотчас же оповещены о случившемся. Однако Василий Иванович не придал особого значения этому сообщению, так как подобные случаи происходили в этом районе довольно часто. Он потребовал, чтобы ему доложили о результатах разведывательных полетов, совершаемых самолета¬ми в направлении станицы Сломихинской и Кизил-Кубанской. Начальник штаба т. Новиков сообщил, что в течение последних шести суток авиаотряд в этом направлении конницы казаков не замечал. Тов. Новиков, бывший офицер, работавший около года с Василием Ивановичем, пользовался его неограниченным доверием. Это был скромный, деятельный работник, преданный Советской власти. Его недостатком было то, что он хотел все сделать сам. Поэтому у него не оставалось свободного времени на изучение как своего аппарата, так и непосредственно подчиненных ему частей, в особенности вновь прибывшего из штаба армии 4-го авиационного отряда. Между тем летный отряд, обслуживавший войска Чапаева, своими действиями вызывал обоснованные подозрения. Совершая в течение шести суток утренние и вечерние полеты над открытой местностью, летчики непременно должны были заметить врага. Если 2-й кавалерийский корпус казаков трудно было обнаружить на марше, так как он передвигался исключительно ночью, то днем он стоял всего в 25 километрах от аэродрома, в камышах, в которых не могли укрыться все 5 тысяч сабель. Предательская роль личного состава этого авиаотряда, обманувшего Красную Армию и Советскую власть, выяснилась тогда, когда в момент захвата Лбищенска 2-м корпусом казаков 5 сентября в 10 часов все четыре самолета перелетели к казакам в Калмыковскую. К ночи жизнь в штабе Чапаева замерла. Охрану Лбищенска с момента его занятия нами несла, как указывалось выше, дивизионная школа т. Чекова в составе 600 человек. Следует отметить, что штаб дивизии не имел продуманного плана обороны Лбищенска на случай внезапного налета противника. Ночью на окраине города выставлялись только заставы, обычно в составе одного взвода пехоты каждая, отстоявшие друг от друга на расстоянии до двух километров. Телефонной связи между заставами не было, и если на одной из них открывалась стрельба, то, чтобы узнать причину, туда нужно было направлять пеших посыльных. Внутри города охрану несли отдельные пешие патрули. В случае тревоги разбросанные по всему городу по квартирам курсанты дивизионной школы должны были собираться на соборную площадь города. Что же касается военнослужащих штаба, отдела снабжения, ревтрибунала, ревкома, обоза и других учреждений, то они даже не знали, где находиться во время боя и куда отходить в случае неудачи. Около часа ночи кавалерийский корпус генерала Сладкова подошел к самому Лбищенску, 6-я кавалерийская дивизия полковника Бородина наносила удар с запада и севера, а 2-я кавалерийская дивизий — с юга. Совершенно недостаточная охрана города дала казакам возможность пройти незаметно отдельными сотнями в Лбищенск, расположение улиц которого было им, по-видимому, отлично известно (в особенности Лбищенскому кавалерийскому полку). Казаки, пробравшись в город, одновременно начали атаковать красные заставы, находившиеся на окраине города, открыли бешеный ружейно-пулеметный огонь по обозу и стали бросать гранаты в квартиры командиров. Бой сразу охватил весь город. При первых же выстрелах защитники города бро¬сились к штабу на соборную площадь. Стараясь укрыться от огня противника, они занимали отдельные строения, дома. Ночная темень не позволяла разобраться в создавшейся обстановке, ни бойцы, ни командиры не могли понять, откуда наносится главный удар противника. Часть курсантов дивизионной школы и сотрудни¬ков политотдела дивизии объединилась под командованием тт. Крайнюкова и Суворова и с боем пробилась к своему штабу. В это время Василий Иванович, окруженный кучкой личного конвоя, вел жестокий бой с казаками. Чапаев был уже ранен в руку, но все же оставался в строю и руководил огнем. Видя приближающихся на подмогу курсантов и работников политотдела, Чапаев и Батурин бросились в контратаку на противника и штыками очистили соборную площадь от белых. Однако силы были неравны, и под натиском численно превосходившего противника герои-защитники вынуждены были отойти. Начались пожары. Чапаев выбивался из сил, но боролся. С рассветом казаки пустили в ход артиллерию. Исход сражения стал ясен. Через час Лбищенск был уже в руках казаков. С восходом солнца чапаевцы небольшими разрозненными группами стали пробиваться к реке Уралу, чтобы вплавь перебраться на другой берег. Но белые подтянули к реке пулеметы и артиллерию. Чапаевцы стали бросаться в реку, но в волнах их ожидала смерть от казачьих пуль. Чапаев ни на минуту не забывал о комиссаре Батурине. Давая распоряжения, он спрашивал ординар¬цев и порученца Петра Исаева: «Где комиссар? Берегите комиссара». Красные бойцы, засев после одной из контратак на площади, с трудом отбивались от наседавшего противника. Сам В. И. Чапаев, истекая кровью, почти терял сознание. Тогда ординарцы штаба во главе с Петром Исаевым потащили его к берегу Урала. К этому времени на площади оставалось не более ста чапаевцев. Командир дивизионной школы т. Чеков вместе со своим старшим сыном геройски погиб в последней штыковой атаке. Был убит и военком дивизии т. Батурин. Зарублен у пулемета старейший комиссар-чапаевец т. Крайнюков. В штыковой атаке погиб начальник политотдела дивизии т. Суворов. Тяжело ранен в ногу и начальник штаба дивизии т. Новиков. Казаки со всех сторон окружили соборную площадь. Путь отступления красным защитникам к реке был отрезан. Видя безвыходность положения, началь¬ник снабжения 73-й бригады т. Козлов (бывший офицер) стреляет в наседавших на него казаков из нагана и последнюю пулю выпускает себе в висок. Но находившимся при т. Козлове его помощникам тт. Белобородову, Пантелееву, Зайцеву, а также казначею" 218-го Степана Разина полка т. Додонову удалось с помощью штыков пробиться на южную окраину города. Отсюда они вплавь перебрались через реку Урал. Василия Ивановича под убийственным огнем белых опустили в бурную реку. В это время года Урал со своими быстро несущимися студеными водами представляет собой трудно преодолимое препятствие. Истекающий кровью Чапаев, под ливнем вражеских пуль находит все же силы добраться до середины реки. Но тут шальная пуля наносит ему второе ранение в голову и останавливает жизнь замечательного человека, одного из лучших и храбрейших бойцов и командиров Красной Армии. В то время когда Василий Иванович боролся еще с волнами реки, его порученец Петя Исаев, находись на берегу, отстреливался от врага, отводя удары от Чапаева. Исаев надеялся, что Василий Иванович доплывет до другого берега. Увидев гибель любимого командира и сам не имея возможности спастись, он пустил себе пулю в висок со словами: «Чапаевцы умирают, но в плен не сдаются!..» Город Лбищенск перешел в руки врага. Озверевшие белоказаки приступили к расправе над пленными обозниками и ранеными чапаевцами. Обезоруженных, беспомощных людей выводили за город и там расстреливали из пулеметов. Но защитники Лбищенска и в этот час дорого отдавали свою жизнь. Здесь хочется рассказать о подвиге одного чапаевца-красногвардейца, старика-обозника. Перед смертью старик проявил изумительную находчивость и храбрость. Начальник 6-й Чижинской кавалерийской дивизии полковник Бородин, один их самых ярых врагов Советской власти, ворвавшийся со своими частями в город, въехал во двор одного дома. Здесь в повозке лежал раненый старик-обозник. Укрывшись в сене от казачьего расстрела, он ожидал подхода чапаевских частей. Убедившись, что помощи ждать неоткуда, он ре¬шил умереть смертью революционера. Увидя въезжавшего во двор полковника, старик поднялся на повозке и выстрелом из винтовки, направленной почти в упор в грудь врага, расплатился за гибель любимого командира. Ординарцы Бородина кинулись на героя-чапаевца и изрубили его на куски. В дальнейшем боевые события протекали следующим порядком. 5 сентября на рассвете командир группы Кутяков был срочно вызван по телефону т. Кутузовым, заведующим хозяйством полка Степана Разина. Вызывающий находился в форпосте Горячинском при обозах шести стрелковых полков, в 15 километрах от Лбищенска. Тов. Кутузов сообщил по телефону, что в Лбищенске слышна не только ружейно-пулеметная стрельба, но даже артиллерийская канонада, происходившая уже в течение двух часов, причем из Лбищенска на форпост Горячинский двигалось около двух конных казачьих полков, вероятно, для захвата наших обозов. Тов. Кутузов просил разрешения начать отход на станицу Сахарную. Кутяков приказал Кутузову остаться с обозом на месте, забаррикадировать повозками улицы Горячинского и продержаться до полудня. К этому времени должна была подойти поддержка — 73-й кавалерийский дивизион, а затем, к 14 часам, — вся 73-я бригада Рязанцева. Тотчас же после разговора по телефону бригада Рязанцева была поднята по тревоге и на подводах брошена из Каршинского на помощь Чапаеву в Лбищенск. Пройдя нелегкий 70-километровый путь, бригада уже к вечеру атаковала Лбищенск. Но 2-й конный корпус генерала Сладкова отбросил ее в исходное положение к форпосту Горячинский. Части всей сахарновской группы оказались отрезанными от Уральска. Это вынудило командующего группой принять командование над всей 25-й Чапаевской дивизией и дать приказ на отход к Уральску, то есть на прорыв белого казачьего кольца. В ночь на 6 сентября перед самым отходом главных сил группы из станицы Сахарной командир 2-й бригады т. Сокол передал по телефону Кутякову, что в каменном соборе станицы обнаружено несколько десятков тысяч снарядов, спрятанных казаками. Взять их чапаевские части не могли, так как транспорт (обозы) был захвачен в Лбищенске казаками. Командир группы Кутяков ответил, что снаряды нужно взорвать, если мы не хотим, чтобы они попали в руки казаков. Но чтобы взрыв не послужил сигналом для генерала Толстова, Кутяков приказал взорвать собор лишь тогда, когда 74-й кавалерийский дивизион Петрова, оставленный в виде прикрытия, покинет станицу Сахарную. По расчету красного командования взрыв должен был сигнализировать нашим войскам о том, что станица занята казаками. 6 сентября около 14 часов снаряды были взорваны. Собор взлетел в воздух. Взрыв был настолько силен, что волны Урала разнесли этот гул на десятки километров. От взрывов снарядов загорелась станица Сахарная, в домах и надворных постройках которой казаками были спрятаны патроны и ручные гранаты. Огонь быстро охватил станицу. Слышались рев животных и крики птиц. Сквозь дым и море огня пробирались красные чапаевские дозоры. Неожиданно поднялась буря. Пламя стало перебрасываться на соседние станицы. На всем пути своем отходящие к Уральску части видели зарево пожаров. В тот же день около 17 часов бригаде Рязанцева удалось захватить Лбищенск, 2-й конный корпус генерала Сладкова стал отходить к Уральску. Группа т. Бубенца приказанием Кутякова была подтянута от Джамбейтинской ставки к Лбищенску и стала на левом берегу реки Урала. Что представлял собой Лбищенск после гибели Чапаева, нетрудно представить. Дома были изрешечены пулями и разрушены снарядами. В городе еще бушевал пожар. Улицы заволокло дымом. Земля была усеяна трупами убитых красноармейцев и обозников, мобилизованных крестьян. Особенно много трупов было обнаружено в западной части города, в районе ветряных мельниц, где казаки расстреливали пленных и раненых партиями по 100—200 человек. Здесь находили тысячи предсмертных записок, нацарапанных на клочках газетной и курительной бумаги. Порывистый ветер разносил далеко по степи предсмертные призывы расстрелянных: «Товарищи чапаевцы, нас ведут на расстрел». «Да здравствует Советская власть!» «Отомстите белым гадам за нашу смерть». «Да здравствует партия большевиков!» «Да здравствует коммунизм!» Усталые, голодные, не имея патронов и снарядов, доблестные красные части остановились на несколько часов в городе лишь для того, чтобы подобрать раненых и отыскать труп Чапаева. Но все поиски были безрезультатны. Только в бане под полом был найден тяжелораненый начальник штаба т. Новиков, у которого вследствие загрязнения раны получилось заражение крови. Наступила темнота. Освещаемые заревом пожара, части выступили дальше на Уральск. 8 сентября фронт по линии Чижинская, Скворкин, Барбастау и Федоровский был восстановлен, при этом наши части отбили у казаков 3 орудия и 2 бронемашины. Начальник штаба белоуральской казачьей армии так описывал гибель Чапаева и отход красных частей на Уральск: «Лбищенск взят 5 сентября с упорным боем, который длился 6 часов. В результате были уничтожены и взяты в плен штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные учреждения. Захвачено 4 аэроплана, 5 автомобилей и прочая военная добыча. После ночлега в Лбищенске наш отряд в составе двух кавалерийских дивизий, оставив в тылу у себя сахарновскую группу красных, двинулся на север и, только дойдя до форпоста Янайский, встретил противника. (Это была 75-я бригада Аксенова, которая двигалась на подводах через Уральск для соединения с основными силами дивизии. — И. К.) Наша конница свернула из форпоста Богатинского в степи — на хутора, лежавшие к западу от этого поселка. Между тем оставшиеся на Каленом пешие и конные части нашей Уральской армии, не учтя особенности обстановки, которая была сообщена им с аэропланов из Лбищенска, и ожидая разложения отрезанной сахарновской группы красных, только вечером 6 сентября перешли в наступление. К этому времени сахарновская группа красных зажгла станицу и поселки и начала отходить на север к Уральску. Наша казачья армия преследование вела крайне не энергично, и противник... без потерь отошел к Янайскому. Следовавшие за ними главные силы казачьей ар¬мии атаковали отступающие войска красных. Но они атаку отбили и ночью отошли к форпосту Скворкину, где приостановили свой отход и восстановили фронт по линии Шипово, Скворкин, Барбастау».

Александръ: Да, написано неплохо, волнующе. Даже не удивительно, что произошли эти события. 25-я дивизия все глубже погружалась в исконные земли уральцев, кругом степь и до самого Уральска никаких крупных воинских соединений красных. Казаки перехватывали обозы и рейд на Лбищенск мог быть реальной угрозой, чем и стал. Во многих книгах советских авторов приводятся выдержки из воспоминаний начальника штаба Уральской армии полковника Моторнова, они, эти воспоминания, существуют? Запомнилась особенно судьба начальника штаба 25-й дивизии Новикова. Все-таки повезло, если конечно это можно так назвать...

vl-vl: Документальный фильм "Чапаева ликвидировать " click here

Шеврон: Да, воспоминания Моторнова существуют! Давайте и из книги чапаевой сюда главу включим о гибели ее родственничка легендарного!

vl-vl: Кутяковские книги написаны с использованием записей Моторного. А в " С Чапаевым по уральским степям" он его частенько даже цитирует.

Александръ: А с этими записями кто-нибудь из современных историков знаком? Или они так и лежат где-то в архивах Москвы? vl-vl, спасибо за фильм!

vl-vl: Они должны быть в Саратовском архиве.

Шеврон: Александръ пишет: А с этими записями кто-нибудь из современных историков знаком? Или они так и лежат где-то в архивах Москвы? Кому надо, те знакомы. Они есть и в Московском архиве и в Саратовском.

Александръ: Выдержка из книги Е.А.Чапаевой "Мой неизвестный Чапаев" Штаб 4 армии, находившийся в городе Пугачеве (Николаевске), в 350 километрах от действовавших войск, плохо вникал в нужды действующих дивизий. И почти не оказывал им никакой помощи. В 1-й бригаде 50-й дивизии красноармейцы трое суток не получали даже хлеба. Чапаев с комиссаром П.С. Батуриным 4 сентября прибыли в бригаду к Зубареву, разъяснили бойцам причины создавшегося положения и рассказали о принимаемых ими мерах. По приказанию Чапаева для поддержания 1-й бригады 50-й дивизии временно был уменьшен паек двум соседним бригадам 25-й дивизии. Вечером того же дня Василий Иванович и комиссар Батурин выехали на автомобиле в Лбищенск. Поздно вечером туда же вернулась часть обозников, ездивших в степь за сеном. Они сообщили, что на них напали казаки и угнали подводы. Об этом было доложено прибывшим Чапаеву и Батурину. Василий Иванович в срочном порядка потребовал доложить разведсводки и данные авиаразведки в направлении станиц Сломихинская и Казил-Убимская. Начальник штаба Новиков доложил, что ни конной разведкой, ни разведывательными полетами авиаотряда, проводившимися утром и вечером, в течение нескольких дней, противника не обнаружено. А появление сравнительно небольших казачьих отрядов и разъездов уже не было редкостью. Чапаев успокоился, но отдал распоряжение усилить охрану. Новиков, бывший офицер, работавший помощником начальника штаба дивизии, и незадолго до этого возглавивший штаб, был вне подозрений. А доложенные им сведения о противнике не соответствовали действительности: противник большими силами конницы был уже не далеко и нацелился на Лбищенск. Как говорится, враг не дремлет... Именно так и поступили некоторые лица из прибывшего авиаотряда и штаба дивизии. Технические возможности самолетов того времени и отсутствие зенитных средств борьбы с ними позволяли полеты на небольших высотах. Летчики, поднимавшиеся в воздух два раза в день, никак не могли не заметить конницы в несколько тысяч всадников... Тем более камыши пересохшей реки Кушум — не лес, чтобы скрыть такую массу противника. ИТАК, ЛЁТЧИКИ... О них, именно о них и надо сказать особо. То, что они были предателями, стало понятно уже тогда, 4 сентября 1919 года. Но мало кто мог предположить, что ими руководствовало... Думаете, невероятная любовь к отрекшемуся царю Николаю? Или лютая ненависть к большевикам? ОШИБАЕТЕСЬ!!! Все намного прозаичнее — ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ и еще раз ДЕНЬГИ... При том очень большие. 25 тысяч золотом... Да, за голову Чапаева, живую или мертвую, давали именно столько... Летчиков было четверо. Позволю себе назвать фамилии только тех, кто погиб, как и Чапаев, 5 сентября 1919 года. Это — Сладковский и Садовский. А оставшиеся в живых, то есть 2 летчика, разделили полученный барыш и прекрасно устроились в светлом будущем. И все же непонятно устроен человек. Пройдет совсем немного времени, наступят пороховые сороковые годы, и два предателя в гражданскую станут героями Советского Союза в Отечественную... Но и это не все. Они займут ответственные посты в правительстве и всю свою жизнь будут «прикрывать» тему о гражданской войне и особенно о Чапаеве. Наверное, им было стыдно... ...Охрану Лбищенска несла дивизионная школа курсантов в несколько сот человек. В станице размещались все службы. И запасы дивизии. Там же находились и раненые, и больные, и возвращавшиеся из госпиталей. А также обозники, прибывшие из частей за боеприпасами и продовольствием. О Лбищенске того времени в журнале боевых действии одного из полков сохранилась такая запись: «Город Лбищенск — это не город, а простое село. Все постройки так же, как и на хуторах, низенькие, слепленные из глины, побеленные известью, крыши у домов — плоские. На стены положен плетень, насыпана земля, а сверху залита глиной. Дворы обнесены плетнями. Нет ни садиков, ни одного деревца. Мужчин совсем нет. В пустых домах и дворах валяется рухлядь — поломанная мебель, худые кадки, разные ящики, старые сани. От движения частей (военных. — Примеч. авт.) неимоверная пыль, в тридцати шагах ничего не видно. И дышать нечем». Очевидцы лбищенской трагедии, избежавшие гибели, рассказывали, что положение в Лбищенске было тревожным. Некоторые оставшиеся на месте жители враждебно поговаривали о скором приходе казаков. Но кто-то из них с опаской сообщил в штаб о готовившемся в ночь налете. В журнале боевых действий штаба 73 бригады, находившегося в форпосте Мергеневском, 4 сентября сделана следующая запись: «Положение на фронте стойкое. Задача 219 стр. полка — быть готовым к выступлению в связи с неопределенными слухами о готовяп;емся или уже проведенном противником набеге». И действительно, первым в Лбищенск был направлен батальон 219 полка, а за ним и весь полк. После приказания Чапаева об усилении охраны безоружным были выданы со склада винтовки, и они отправились в цепи на окраину Лбищенска. Однако неизвестно чьим распо¬ряжением ночью эта охрана была снята. Оружие изъято, и люди отправлены отдыхать... Перед рассветом противник подошел ко Лбищенску с 3-х сторон. С четвертой (восточной) протекает Урал. Телефонные и телеграфные линии связи с войсками и с Уральском были перерезаны. По всему Лбищенску шла беспорядочная стрельба. На улицах и во дворах защищались группами и в одиночку. В плен не сдавались, знали: будет мучительная смерть; старались пробиться к своим, в центр Лбищенска. Там разгорелся сильный огневой бой. С рассветом действия противника стали еще более организованными. А оборонявшиеся собрать свои разрозненные группы не могли. Защищались там, где пришлось, до последней возможности, до последней надежды... В ход пошла артиллерия. От её огня не было защиты, и через некоторое время сопротивление было сломлено. Остатки разрозненных красных частей стали пробиваться к Уралу. Но пути отхода уже были отрезаны. На берегу казаки поставили пулеметы и беспощадно расстреливали тех, кто пытался доплыть до противоположного берега. Оборонявшиеся на площади курсанты, возглавляемые командирами, бились до последнего. Погибли вместе с ними начальник школы П. Чеков, его сын, заместитель комиссара дивизии И. Крайнюков, зав. политотделом Д. Суворов и многие, многие другие... Василий Иванович Чапаев был ранен четырежды, дважды в руку, один — в голову и в живот. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КЛАВДИИ ЧАПАЕВОЙ, ДОЧЕРИ ВАСИЛИЯ ЧАПАЕВА: «...В 1962 году я получила из Венгрии письмо. Мне писали бывшие чапаевцы, которые теперь проживали в Будапеште. Они посмотрели фильм «Чапаев» и возмущались его содержанием; по их рассказу выходило все совсем не так... Из письма: «...Когда Василия Ивановича ранило, комиссар Батурин приказал нам (двум венграм) и еще двум русским из ворот и забора сделать плот и всеми правдами-неправдами суметь переправить Чапаева на другой берег Урала. Мы сделали плот, но уже сами тоже истекали кровью. И на тот берег Василия Ивановича все-таки переправили. Когда гребли, он был жив, стонал... А как к берегу доплыли — его не стало. И чтобы над его телом не издевались, мы закопали его Щ прибрежном песке. Закопали и забросали камышами. Потом сами потеряли сознание от потери крови...» Получив такое письмо, я была очень взволнована. Тут же связалась с правительством города Уральска и попросила дать мне какой-нибудь трактор, чтобы вспахать то место, план которого был прислан в письме. Я надеялась найти хоть какие-нибудь останки и хотела считать их останками отца. Потом думала перевести их в Москву и захоронить. Но в правительстве мне сказали, что Урал изменил русло, и там, где проходил берег — теперь вода. А так, в помощи они не отказали, напротив, предлагали самые различные ее варианты. На место гибели я все же приехала... Поднялась на откос, там, где предположительно вся утренняя трагедия и развернулась. Стояла и думала, как отцу и другим красноармейцам было тяжело и горько в то злополучное раннее утро 5 сентября 1919 года... Я представляла этот бой. А вокруг меня никакого облачка, ни ветерка. Слепящее солнце. Но вдруг за какое-то мгновение откуда ни возьмись налетела огромная черная туча и из неё прямо мне в ноги стали бить молнии. От неожиданности я вскрикнула и упала на колени. Хотите верьте, хотите нет, но молнии прекратились лишь тогда, когда я подумала, что это отец дал мне знак и таким образом приветствует... Туча мгновенно растворилась, и снова — ни ветерка, ни облачка. Слепящее солнце...»

vl-vl: Да, уж! Все виноваты! И летчики, и казаки, за то, что пришли незамеченными, ...

Александръ: Нужно было принять должные меры по охране города. Тогда обвинять непришлось бы никого.

vl-vl: Александръ пишет: Нужно было принять должные меры по охране города. Тогда обвинять непришлось бы никого. Значит, вовсе не стратег был Василий Иваныч, а только тактик.

Шеврон: Александръ пишет: Нужно было принять должные меры по охране города. Тогда обвинять непришлось бы никого. Так вроде бы все красные и так пишут, что дополнительные заставы выставлены были, но не помогло это. А какие еще меры? Основная группировка далеко, резервов нет, кругом враждебное население и голая степь. Не надо было слишком далеко штабу и тылам отрываться от основных сил Кутякова. Лбищенская операция - это большой успех уральцев, но локальный. Воспользоваться ее плодами они так и не смогли...

Александръ: Шеврон пишет: А какие еще меры? Нужно быть каждую минуту начеку... Хотя сейчас легко об этом говорить. И штаб Чапаева расположился в Лбищенске совсем как у себя дома. И в баню сходили и легли спать без верхней походной одежды. Многое неизвестно. Складывается такое ощущение, что мало позаботились тогда о своей безопасности.

vl-vl: Действительно, успокоился В.И. Наступление плохо-бедно идет. Сам в Лбищенске, как дома. Окружил себя многочисленными штабными работниками. Перестал контролировать ситуацию. Пример тому-отсутствие хлеба на передовой. Думаю, что желание нанесения удара казаками возникло не спонтанно, а в совокупности сведений о красных, в анализе их поведения.

Шеврон: Да не было никаких четких сведений о красных. Вообще разведка у казаков была поставлена не лучшим образом. Как пишет Русаков, была сформирована ударная группировка Сладкова для проникновения в тылы красных, наведения там паники, уничтожения обозов, тыловых команд и т.д. Короче, цель - отвлечь Сахарновскую группировку красных от дальнейшего наступления. Первоначально задача удара по Лбищенску не ставилась. А потом было случайное и удачное стечение обстоятельств... Другие же авторы мемуаров прямо утверждают, что Лбищенск и штаба чепаева был основной и изначальной целью операции. Тут вопрос спорный, кто из них прав. И еще до сих пор непонятно, кто был разработчиком операции. Я думаю, что операция прошла успешно благодаря личным выдающимся качествам Т.И.Сладкова. Кто бы ее не разработал, провел ее именно Сладков и провел блестяще! Одно дело операцию разработать, а другое - ее осуществить.

гуран: Шеврон пишет: Вообще разведка у казаков была поставлена не лучшим образом. интересно почему нельзя было наладить работу разведки? казаки были у себя дома. Все каз. население оставшееся в занятых красными поселках - сплошь агенты. Красные действовали скученно, не рассредотачиваясь. Все войска красных, техника - не размазывались по широкому фронту и сосредотачивались по наиболее крупным нас. пунктам. Стало быть агентуре подсчитать силы и выявить движения красных было очень просто. Добавим сюда степную местность не позволяющую маскироваться крупным соединениям при маневрировании да значительное расстояние между нас. пунктами (среднее течение р. Урал), которая обуславливало разрыв между порядками казаков и красных на 10-20 км. и более. Получаем идеальные условия для оборонительной борьбы на своей территории

гуран: считаю необходимым выяснить следующее: мемуаристы белых говоря о событиях последовавших после взятия Лбищенска утверждают, что все поселки от Сахарной до Скворкина были красными сожжены до тла. Действительно ли происходило полное уничтожение поселков или сжигались дома выборочно? Если сжигали полностью то как это отнести к тому, что все поселки попавшиеся Кутякову по пути его отсутпления после ГВ продолжали существовать? Происходило ли полное уничтожение оставшегося в поселках гражданского населения? На сайте "Яик" приводится информация что в Сахарной красные загнали в церковь всех жителей и взорвали, тогда как красные утверждают, что в Сахарной был взорван размещенный в церкви арт. склад. И последнее. Какова судьба пленненных в Лбищенске? Балмасов со ссылкой на восп. есаула Фаддеева говорит, что взятых в начале зачистки пленных не расстреливали, а сгоняли в кучу за пределы станицы. Какова их судьба? Всех изрубили?

vl-vl: гуран пишет: Если сжигали полностью то как это отнести к тому, что все поселки попавшиеся Кутякову по пути его отсутпления после ГВ продолжали существовать? Деревянных (горючих) домов было относительно немного. В основном, строения из так называемого воздушного кирпича -читай: саманные. Там мало, что могло гореть. Горели, в основном, плетни, какие-то вспомогательные строения. Я осенью прошлого года был в Барановском. Ни одного старого дома! В северной части теперешнего поселка - мары(возвышения) на месте сгоревших строений. Изобильно в этом месте стрелянные гильзы. Исходя из воспоминаний красных, единственный несожженный поселок на пути красных, Прорвинский. На его месте, где я также был в прошлом году, следов пожарищ нет.

Шеврон: гуран пишет: На сайте "Яик" приводится информация что в Сахарной красные загнали в церковь всех жителей и взорвали Это полный бред! Моя прабабка из Сахарной, жила там во время войны и только в начале 1920-х переехала в Уральск. Насчет того, что взорвали собор с боеприпасами - это верно. Насколько я знаю, почти всех пленненных в Лбищенске красных расстреляли из пулеметов на окраине станицы! Расстреливали казаки 2-го Партизанского конного полка во главе с полковником В.Г.Горшковым. Красные ему это не простили и когда он сдался в плен убили, якобы, "при попытке к бегству". Оставили в живых тех специалистов, которые были нужны самим уральцам: летчиков, техников, врачей, фельдшеров и т.п.

BP_TOR: гуран пишет: Какова судьба пленненных в Лбищенске? С.В. Бейер -командир боевого звена 30-го авиаотряда Вскоре меня вместе с авиационными специалистами вызвали из строя и отвели в сторону. Белоказачий офицер, обращаясь к оставшимся, приказал: -Коммунистам, сочувствующим и добровольцам выйти из строя! Вышло человек 25-30. Офицер злобно закричал: -Что, больше нет? Становитесь в строй! Затем пленным приказали рассчитаться по порядку номеров и всем нечетным номерам выйти вперед. Здесь же две группы пленных, по 150 человек в каждой, были расстреляны казаками.Оставшихся 300-350 человек повели в поле. Позже мы узнали, что их пешком отправили в п. Сахарный. Нас же - авиационных специалистов - под конвоем направили на лбищенский аэродром.

гуран: BP_TOR пишет: Оставшихся 300-350 человек повели в поле. Позже мы узнали, что их пешком отправили в п. Сахарный. Важный момент: отправили в Сахарную навстречу отступавшим оттуда красным? Скорее и эта партия была пущена в расход, либо как вариант - отогнали их под конвоем до прохода Кутякова в степь. У кого какие мнения? vl-vl пишет: единственный несожженный поселок на пути красных, Прорвинский. Моторнов пишет примерно следующие: " по пути отступления красными были сожжены все поселки, а также мельницы в Прорвинском и Коловертном"

Шеврон: гуран пишет: Важный момент: отправили в Сахарную навстречу отступавшим оттуда красным? Скорее и эта партия была пущена в расход, либо как вариант - отогнали их под конвоем до прохода Кутякова в степь. У кого какие мнения? Согласен с BP_TOR, а мой предыдущий пост не точен! Нашел у себя приказ в котором говорится, что все захваченное имущество в Лбищенске в количестве более 500 повозок и 500 пленных повезли в Сахарный степью. Конвоировали их сотня 3-го партизанского полка. Значит расстреляли не всех. Расстреливали первоначально тех, кто был взят в плен в первые минуты боя, а потом пленных стало так много, что уже и расстреливать не могли или не стали. Везли в обход основной дороги Уральск-Гурьев. Изергин пишет, что и тело убитого полковника Н.Н.Бородина отправили на грузовой машине степью в Сахарный, а так как там собор взорвали и хоронить негде было, то похоронили его немного дальше в Каленом.

Александръ: Шеврон, а сейчас эта могила сохранилась? А интересно, известны, есть ли вообще захоронения казаков-участников Гражданской войны? Кажется в Уральске было, но его потом застроили. Где покоится М.Ф.Мартынов и С.Г.Курин сейчас так же не известно. Можно будет перенести в отдельную тему.

vl-vl: Курин покоится на Братском кладбище, теперь это большей частью стадион. Остальные - в могилах без холмов и трудно определить в каком месте. В любом случае, если и были метки(кресты,памятники),они были разрушены красными или казаками (от греха подальше!). Такой опасное соседство!

Шеврон: Насчет могилы Бородина не знаю, вряд ли она сохранилась. По могиле Курина и других защитников Урала сейчас бегают спортсмены. Могила М.Ф.Мартынова в Гурьеве, на берегу Урала. Местные краеведы искали ее, но так и не нашли. А в 1919 даже деньги среди казаков собирали, чтобы на могиле Мартынова памятник поставить.

Александръ: Спасибо большое за ответы!

vl-vl: Многие памятники Старого кладбища в Уральске "ушли" в конце 50-х г.г. на строительство автомобильного моста через Волгу в Саратове, поэтому из старых погребений (офицерских) сохранилось только генерала Аничхина Л.Л.

Шеврон: Любопытный документ! Оперсводка Уральской отдельной армии к 8 сентября 1919г. Утром 7 сентября нами занят поселок Каршинский. По дороге к нему из Сахарной противником брошено до 100 фурманок, много быков и лошадей. Сахарновская церковь взорвана до основания, красными много домов облито керосином и поддожено, все мельницы снесены до основания. Поселок Каршинский выгорел почти до тла. Поселок Мергеневский выгорел во многих местах. Около 15 часов под давлением противника оставлен Лбищенск. Нашей конной группой в тылу у противника заняты 7 сентября Бударинский, Прорвинский и Коловертинский. Преследование противника продолжается.

Шеврон: Рисунок Тимофея Ипполитовича Сладкова (из книги Л.Л.Масянова "Гибель Уральского казачьего войска") - главного творца победы уральского отряда над красными 5 сентября 1919г. в Лбищенске. Жаль, что родственники его из Франции не откликаются, было бы интересно пообщаться!

vl-vl: Может, еще откликнутся?! Ведь кто-то инкогнито посещает форум из Франции.

Шеврон: Всех уральцев, форумчан, историков и просто интересующихся поздравляю с 90-летием Лбищенской операции уральцев по уничтожению Чапаева и всего штаба его 25-й дивизии. Мы должны помнить подвиги своих предков, гордиться ими и не забывать, как наши деды и прадеды воевали не щадя себя "За Веру, Родину, Яик и Свободу". Пока живы в нашей памяти их подвиги - живы будем и мы, их потомки, - живо будет и все Уральское казачье Войско! Вечная слава героям Лбищенска!

Шеврон: Такая же агитка была в "Красном Урале" напечатана. Ну скоро это "осиное гнездо" им опять отдать пришлось... Да еще с какими потерями...

vl-vl: Хочу отметить, что в красном стане после взятия Лбищенска было огромное смятение. По Уральску, вначале, был брошен клич - все политработники 25-й дивизии срочно должны были зарегистрироваться. (Тут убивались два зайца - определить, кто действительно погиб и , может быть, выявить дезертиров и предателей. Чуть позже новый клич - всем политработникам, участникам событий в Лбищенске срочно явиться куда надо и подробнейшим образом запротоколировать сам бой (кто где был в бою справа -слева).

Шеврон: vl-vl пишет: Чуть позже новый клич - всем политработникам, участникам событий в Лбищенске срочно явиться куда надо и подробнейшим образом запротоколировать сам бой (кто где был в бою справа -слева). Остались эти протоколы? Я встречал в архиве только показания Бориса Ренца, который был политработником при штабе 25-й дивизии, пережил Лбищенский бой, три дня просидел в каком-то подвале или на чердаке и тем спасся. Казаки его не нашли.

Палыч с Обчего: Сын Б. Ренца,насколько мне известно, был главным режиссером Оренбургского,а затем Омского театра кукол( в 1950-1970 годы) и слыл большим специалистом в своем деле. В том бою спасся и А. С. Платухин, уроженец села Гаршино (первый мужичий населенный пункт,если ехать из Уральска в Бузулук). Служил он в комендантской команде и успел переплыть Урал. В Отечественную командовал дивизией народного ополчения. После войны жил в Бузулуке,там и похоронен. Его отец ,кстати, от имени общества в известном путешествии наследника в 1891 году вручал цесаревичу хлеб-соль.

vl-vl: Это не протоколы. Это объявления в "Яицкой правде".

мир: Видно, что казак. Штаны-то с лампасами.­

мир: Простите, туранцев, а чей это рисунок? Просто интересно.

vl-vl: Шеврон пишет: Я встречал в архиве только показания Бориса Ренца И еще что-то было от него в "Яицкой правде". Надо посмотреть.

гуран: туранцев пишет: Штаб Чапаева-теперь музей черно-белое фото этого здания помещено в одном из советских изданий о Чапаеве. А кому принадлежал сей добротный дом до ГВ?

гуран: *PRIVAT*

Шеврон: Весьма интересно, только Толстов к этой операции никакого отношения не имел.

гуран: в левом верхнем углу кавалерист в черкеске, видимо кубанский казак )))). в детстве на книжной полке лежала книжка с стихотворением о гибели Чапаева "Урал, Урал- река,Ни звука ни огонька". До сих пор помню одну из илюстраций - с крутого берега по уплывающим по реке красным поливают из пулемета и винтовок казаки. Офицер - в черкесске, казаки шароварах с лампасами и в белоснежных рубашках с погонами....

Шеврон: Среди офицеров Уральской армии было несколько кубанцев, которые вполне могли в черкесках ходить. Кроме того, в черкесках могли ходить горцы-офицеры из отряда имени Л.Ф.Бичерахова, прибывшие в мае 1919 года на пополнение Уральской армии. Но, насколько мне известно, в Лбищенском рейде их отряд участия не принимал. Я думаю, что автор диорамы изобразил человека в черкеске для ассоциации с белым офицерством.

Горыновичъ: туранцев пишет: Чапаев в белой рубахе с наганом собирает людей в контратаку.Рядом с ним-Петька Чепай пятерню оттопырил, как будто дережируит. чувашска морда

гуран: темир-хан-шуринская добр. сотня какая-то из доброволии была, если не терцы и не кубанцы, то стало-быть горцы-дагестанцы. Они тоже в черкесках могли быть

Шеврон: туранцев пишет: Чапаев расположился в Лбищенске с комфортом,с необыкновенно большим штатом "машинисток" Неправда! Машинисток было всего две. Одна из них - Зинаида Иванова стала впоследствии гражданской женой печально знаменитого хорунжего П.Л.Зузанова.

Шеврон: туранцев пишет: Может,я их перепутал с секретаршами ? Вообще,полковник М.И.Изергин в очерке" Рейд на Лбищенск" писал:"...в числе пленных-или трофеев-затрудняюсь сказать более определенно,оказалось большое число машинисток и стенографисток.Очевидно в красных штабах много пишут..."(С.189) Все правильно, эта нелепость пошла из воспоминаний Изергина. И потом за ним все время это повторяли. Только сам Изергин в Лбищенской операции не участвовал, а "подколать" красных количеством машинисток не приминул. Лучше бы он вместо таких недостоверных заявлений вовремя атаковал Сахарновскую группу красных, которая благодаря его пассивности благополучно отошла к Уральску, сжигая на своем пути уральские станицы и поселки.

Шеврон: туранцев пишет: Но сегодня 5 сентября.Поэтому поздравляю всех участников форума,не стоящих на коммунистических позициях,с этой славной датой ! Присоединяюсь! Нельзя не вспомнить сегодня наших дедов и прадедов одержавших великую победу над красными и злейшим врагом уральского казачества чапаевым. Пусть навсегда останутся в памяти имена тех, кто участвовал в этом бою. Навсегда обессмертили имя свое главные участники Лбищенской операции - полковники Тимофей Ипполитович Сладков и Николай Николаевич Бородин!

Шеврон: К сожалению всех участников Лбищенской победы - 5 сентября 1919 года мы установить не можем. Но есть небольшой список тех, кто за этот бой был награжден Георгиевскими медалями 4-й степени. Вечная им слава! Авдеев Филипп - Бударинской станицы Горшков Архип Андреевич - Каменской станицы, Зеленовского поселка Ильичев Павел Федосеевич - Красновской станицы, Каменского поселка Каширов Тимофей - Бударинской станицы Киреев Фолимон Гордеевич - Красновской станицы, Шапошниковского поселка Кириллов Василий Кузьмич - Уральской станицы, Турсенина хутора Кирясов Семен Ефимович - Каменской станицы, Зеленовского поселка Кожевников Сергей Никитич - Круглоозерновской станицы, Щаповского поселка Кожевников Сысой Леонтьевич - Круглоозерновской станицы, Серебряковского поселка Коннов Сидор Иванович - неизвестно Краденов Петр Иванович - Мергеневской станицы, Каршенского поселка Лягошин Епифан - Каменской станицы Миронов Семен Никитич - Круглоозерновской станицы, Серебряковского поселка Пасконнов Петр - Круглоозерновской станицы, Переметного поселка Петровсков Фокей Андреевич - Круглоозерновской станицы, Серебряковского поселка Пудовинников Павел Федорович - Круглоозерновской станицы, Серебряковского поселка Федулеев Григорий Иванович - Чаганской станицы, Федулеева хутора Чаганов Викула Вавилович - Соболевской станицы, Конновского поселка Чапурин Савостьян Михеевич - Соболевской станицы, Конновского поселка Чекалин Георгий Кондратьевич - Круглоозерновской станицы, Серебряковского поселка Щурихин Макар Андреевич - Круглоозерновской станицы, Щаповского поселка Щурихин Михаил Платонович - Бударинской станицы, Прорвинского поселка

гуран: интересное дело, среди награжденных казаки только нескольких станиц, преимущественно 1-го отдела. А казаки нижних станиц где-же? И поздняковцы, неужели никто не отличился?

Шеврон: гуран пишет: интересное дело, среди награжденных казаки только нескольких станиц, преимущественно 1-го отдела. А казаки нижних станиц где-же? И поздняковцы, неужели никто не отличился? Наверняка отличились и низовские и поздняковцы. Я лишь привел пример из чудом сохранившегося приказа по 2-й Уральской казачьей дивизии. Не сомневаюсь, что были и другие приказы, со списками отличившихся и награжденных за Лбищенскую операцию. Но они либо не сохранились, либо пока недоступны...

Шеврон: Отрывок из воспоминаний генерала В.И.Моторного о Лбищенской операции в сентябре 1919 года: "...Вместо заболевшего генерала Савельева вступивший в командование Уральским корпусом генерал Тетруев предполагал встретить наступление красных на Каленый массовой конной атакой, для чего занимался репетициями ее. К этому времени из района Сламихина к Каленому была подвинута 6-я дивизия. Для наблюдения за противником занимавшим Сламихин оставался 4-й Партизанский полк. С предполагаемым генералом Тетруевым способом действия не были согласны начальники частей и не отказываясь исполнить приказ о конной атаке, они предполагали, слабую конским составом и подорванную морально конницу использовать для набега в тыл красных. Командующий армией согласился с предложением начальников частей и 2 сентября 1,2 и 3 Партизанские полки, полк Позднякова и Лбищенский полк с 4 орудиями выступили из Каленого и пройдя в верстах 15 западнее Кызыл-Убе, на рассвете 5 сентября атаковали части занимавшие Лбищенск. Упорный бой длился около 6 часов. В результате были уничтожены и взяты в плен штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные управления, захвачены 4 аэроплана, 5 автомобилей и прочая военная добыча...".

StanLey777: Отрывок из книги Хлебникова Н. М. "Под грохот сотен батарей". — М.: Воениздат, 1974г. .... От Сахарной до Каспийского моря, до последнего оплота армии генерала Толстова — города и порта Гурьева — еще около 200 километров. На совещании в Сахарной Чапаев приказал нам готовиться к наступлению на Гурьев, подать заявки на боеприпасы и прочие виды снабжения, подтянуть к войскам отставшие тылы. Штаб дивизии находился еще в Лбищенске, в 60 километрах от Сахарной. Чапаев решил съездить с Батуриным в Лбищенск и вывести штаб поближе к главным силам дивизии. 4 сентября 1919 года начдив и комиссар выехали на автомобиле из Сахарной в Лбищенск. Вечером прибыли в штаб дивизии, а несколько часов спустя произошла та трагедия, которую назвали потом лбищенской. После гибели Чапаева, когда мы отбили у белых Лбищенск, мне поручили произвести расследование обстоятельств лбищенской трагедии. Разумеется, за короткий срок, который мы пробыли в городе, выяснить все подробно не удалось. Но впоследствии, и в ходе гражданской войны, и после ее окончания, я имел возможность говорить с участниками этих событий, познакомился с целым рядом документальных свидетельств. На основании изученных мною материалов я попытаюсь здесь восстановить ту трагическую ночь на 5 сентября 1919 года, какой она мне представляется. 4 сентября. Лбищенск. Штаб дивизии. Чапаев и Батурин только что приехали из Сахарной. Не успели стряхнуть дорожную пыль и помыться, поступило донесение: в 20 километрах западнее Лбищенска, в тылах дивизия, казачий разъезд напал на наш обоз. Василий Иванович вызывает начальника штаба Новикова, требует разведывательные сводки за последние дни. Новиков докладывает, что ни наземная, ни воздушная (посылали звено аэропланов) разведка ничего подозрительного в степи не обнаружила. — Казачьих частей в районе Лбищенска не замечено, — заключает Новиков. Батурин предлагает усилить на всякий случай караулы, Чапаев соглашается, отдает соответствующий приказ. Пошли в баню, помылись, попили чаю, улеглись. С дороги спалось крепко... Тот же вечер, пойма высохшей реки Кушум, что в 20 километрах западнее Лбищенска. В высоких камышах людно. Две тысячи белых казаков с лошадьми расположились здесь. У них — дневка, отдых. Со 2 сентября они в походе. Командующий армией генерал Толстов, используя неплотный фронт красных войск, послал 6-ю дивизию полковника Бородина и 2-ю дивизию полковника Сладкова в глубокий обход главных сил 25-й стрелковой дивизии, стоявших под станицей Сахарной. План Толстова — нанести удар по штабу чапаевской дивизии. И вот белоказаки уже у цели. Стемнело. Из поймы Кушума в степь вытягиваются конные колонны, двигаются к Лбищенску. На рассвете казаки перерезают телеграфные провода, связывающие штаб дивизии с Уральском на севере и Сахарной на юге. Бесшумно снимают красноармейские посты и заставы и с гиком, свистом, стрельбой врываются со всех сторон в спящий город... Свидетельство Андрея Самсоновича Платухина, сотрудника политотдела дивизии: «Я находился в одной комнате с заместителем комиссара дивизии Иваном Крайнюковым, когда мы услышали крики наших ординарцев: «Казаки!» Побежали к дому, где остановился Чапаев. К нам присоединилось еще человек пятнадцать — кто с винтовкой, кто с револьвером. Чапаев скомандовал: «По кавалерии — пли!» Мы произвели несколько залпов. Казаки отскочили. В районе дивизионной школы шел бой. Чапаев с нашей группой побежал туда. Здесь собралось человек сорок. С ними начальник политотдела Суворов. Подошел комиссар дивизии Павел Батурин. Он спросил: «Есть ли патроны?» Я ответил, что есть, штук по десять. Он приказал стрелять только в упор. С несколькими солдатами, весь в крови, пробежал Чапаев. Он на ходу отстреливался. Разорвалось несколько снарядов, и многие погибли. Мне удалось переплыть реку». А вот что рассказал конный ординарец Иван Володихин: «Наш взвод конных ординарцев при дивизионной школе держал оборону. К нам подбежал Чапаев, раненный в левую руку, и скомандовал: «Вперед — на врага!» Мы пошли в атаку. Во время атаки было много раненых и убитых. Мы старались прорваться, но я был тяжело ранен, и меня схватили казаки. На допросе мне штыком прокололи руку, потом ударом приклада сбили с ног, и я потерял сознание. Очнулся уже во рву, среди трупов расстрелянных товарищей, когда в город вошли чапаевцы. «Здесь есть живые?» — спросил кто-то. Я отозвался. Вытащили нас двоих недобитых, меня и Халима Абдюшова, и отнесли в санчасть». Кроме названных товарищей в Лбищенске мы нашли живыми еще двоих — тяжело раненного начальника штаба дивизии Н. М. Новикова и редактора дивизионной газеты Бориса Ренца. Да еще спаслось несколько человек, под пулеметным огнем переплывших на другой берег Урала, «бухарскую сторону», как его тогда называли. Все оставшиеся в живых рассказали нам примерно то же, что Платухин и Володихин. По их рассказам, комиссар Батурин отстреливался из пулемета и был буквально растерзан казаками. Чапаева, получившего несколько ранений, красноармейцы, отстреливаясь, вывели под руки к реке. Поплыли. Казаки били по плывущим с высокого обрыва из пулемета. Почти все бойцы погибли, не доплыв до «бухарской стороны». Погиб в реке и Чапаев. Его верный ординарец Петр Исаев прикрывал огнем плывущих. Он тоже был ранен и, чтобы не попасть в плен к белякам, застрелился. Геройски погибли в бою комиссары И. А. Крайнюков и Д. В. Суворов, начальник полковой школы П. Ф. Чеков. Поскольку телеграфный провод, перерезанный казаками, был единственной нашей связью со штабом дивизии, о налете на Лбищенск мы узнали слишком поздно — от прискакавшего оттуда кавалериста. Он рассказал, что в городе идет бой, — и ничего больше. Командование дивизией принял на себя комбриг 73 Иван Семенович Кутяков. На командирском совещании было решено с наступлением темноты снять с фронта главные силы и двинуть на Лбищенск, в помощь Чапаеву и штабу. Под Сахарной оставалось прикрытие — стрелковый полк, кавалерийский дивизион и два артиллерийских дивизиона под моим командованием. Отход дивизии к Лбищенску противник обнаружил только утром 6 сентября, то есть примерно с двенадцатичасовым опозданием. По моим расчетам, наши главные силы, двигавшиеся форсированным маршем, должны были к этому времени пройти километров пятьдесят и подходить уже к Лбищенску. Стрелковый полк, прикрывавший Сахарную, тоже ушел. Мои артиллеристы остались с прикрывающим кавэскадроном и вели огонь по наступающим казакам, пока их цепи не подошли к позициям батарей. Добрые кони нас выручили. Мы снялись из-под Сахарной и догнали свою пехоту, когда она уже завязала бой за Лбищенск. Первым ворвались в город бойцы 74-й бригады Алексея Рязанцева, за ними другие части. Выбитые из Лбищенска казачьи конные дивизии Бородина и Сладкова двинулись далее на север, к Уральску, а с юга, от Сахарной, преследуя нас, шли казаки — пехотинцы и артиллерия. Таким образом, 25-я стрелковая дивизия, даже овладев Лбищенском, продолжала оставаться в окружении. Страшная картина представилась нам в городе. На улицах, в переулках, во дворах — всюду изувеченные трупы наших товарищей. Два длинных свежевырытых рва доверху наполнены расстрелянными. Казаки не щадили даже стариков-обозников. Больных и раненых вытащили из госпиталя и тоже всех расстреляли. Погиб весь штаб, комендантская рота, дивизионная школа краскомов. Придя в Лбищенск, мы точно установили, что Василий Иванович Чапаев погиб в волнах реки. С помощью рыбаков искали его тело, но быстры и глубоки воды Урала — начдива мы не нашли. Как мне потом рассказывали, белоказаки тоже искали тело Чапаева — ведь тому, кто доставит его живым или мертвым, белое командование обещало 50 тысяч рублей золотом....

Шеврон: Хлебников пишет: Все оставшиеся в живых рассказали нам примерно то же, что Платухин и Володихин. По их рассказам, комиссар Батурин отстреливался из пулемета и был буквально растерзан казаками. Чапаева, получившего несколько ранений, красноармейцы, отстреливаясь, вывели под руки к реке. Поплыли. Казаки били по плывущим с высокого обрыва из пулемета. Почти все бойцы погибли, не доплыв до «бухарской стороны». Погиб в реке и Чапаев. Его верный ординарец Петр Исаев прикрывал огнем плывущих. Он тоже был ранен и, чтобы не попасть в плен к белякам, застрелился. Геройски погибли в бою комиссары И. А. Крайнюков и Д. В. Суворов, начальник полковой школы П. Ф. Чеков. Вот казаки по другому описывают смерть Батурина. Да и Фурманов вроде тоже. Интересно, где же находились эти оставшиеся в живых очевидцы, когда они в подробностях наблюдали "геройские" смерти своих командиров?

StanLey777: Шеврон пишет: Вот казаки по другому описывают смерть Батурина. Да и Фурманов вроде тоже. В том-то и специфика мемуаров, здесь в большей степени всё зависит от личности самого автора и остаётся на его совести. Одни описывают события с хронометрической точностью , без эмоциональной окраски и по возможности объективно, другие допускают некоторые вольности в датировках,хронометраже событий и действий участников, ну а у третьих полёт мысли бывает не ограничен ничем и их труды уже можно принимать очень критически, оценивая то или иное событие или действия тех или иных людей. Соответственно, чем больше разнообразных материалов (документов, мемуаров и т.д.) и разных точек зрения имеется по какому-то событию , то можно надеяться на то, что сопоставив все, проанализировав противоречия , суммировав совпадения в разных источниках, немного приближаешься к истине.

vl-vl: StanLey777 пишет: Соответственно, чем больше разнообразных материалов (документов, мемуаров и т.д.) и разных точек зрения имеется по какому-то событию , то можно надеяться на то, что сопоставив все, проанализировав противоречия , суммировав совпадения в разных источниках, немного приближаешься к истине. Правильно! Согласен! Еще отмечу, что человек невольно и неподотчетно может воспринимать события совсем в другой окраске. Все зависит именно от этого индивидуума. Порою наблюдения, в силу его личного восприятия, умственных способностей и пр. могут отличаться от происходившего. Плюс ... личные амбиции.

Шеврон: Я тоже в целом согласен, но необходимо отличать воспоминания действительно очевидцев и участников и тех, кто составлял свои "мемуары" по рассказам третьих лиц. И при сравнении и сопоставлении источников не забывать об этом.

StanLey777: vl-vl пишет: Порою наблюдения, в силу его личного восприятия, умственных способностей и пр. могут отличаться от происходившего. Плюс ... личные амбиции. Шеврон пишет: но необходимо отличать воспоминания действительно очевидцев и участников и тех, кто составлял свои "мемуары" по рассказам третьих лиц. И при сравнении и сопоставлении источников не забывать об этом. Да, согласен.

vl-vl: В газете "Красный Урал" №102 от 05.09.29. напечатана статья Арсения Михайлова "Бесстрашный Чапаев". В ней он приводит высказывания не названных им лиц о судьбе Чапаева. - Я плыл по Уралу с ним вместе, я впереди, а он сзади. Он был ранен в голову и в руку. Я обернулся и спрашиваю: -Плывешь Василий Иванович? А он: - Плыву- говорит. Когда я обернулся еще раз, Чапаева уже не было. Переплыли мы Урал речку и вышли на другой берег. Чапаев сказал: - Ну, ребятки, идите куда нужно, а я пойду куда мне надо. Пошел в камыши и не вернулся.

Denis: Интересно, мы когда-нибудь узнаем истинную правду о гибели Чапаева. Сколько написано уже книг и статей об этом и везде противоречивая информация.

Шеврон: Denis пишет: Интересно, мы когда-нибудь узнаем истинную правду о гибели Чапаева. Сколько написано уже книг и статей об этом и везде противоречивая информация. В.Дайнес в книге "Чапаев" пишет следующее: "...Итак, мы располагаем как минимум пятью версиями гибели Чапаева: первая - он погиб у самой воды; вторая - Василий Иванович, переплывая Урал, утонул; третья - красноармейцы, помогавшие начдиву, потеряли его из вида на середине реки; четвертая - Чапаеву помогали четыре красноармейца, двое погибли в воде, один сумел выбраться на противоположный берег (куда делся четвертый, неясно), а Василий Иванович был убит пулей в голову у этого берега; пятая - начдиву помогали четыре человека, умер он на другом берегу, где и был похоронен...".

samozvet: у меня информация: по гибели чапая, что он до реки не добрался. взрыв церкви был на килотонны, где организовали склаб бп. боеприпасы детонировали в версте. но это рассказывали участники рейда. по растрелам казаками, комуняк побили. остальных влили в полк из мобилизованых. авиа отряд чапая летал у толстовцев до последнего отхода на мангышлак. в советское время это был 6 гвардейский минноторпедный полк( потом 6 гв иап 23 корпуса пво) дислокация в центральной угловой под владивостоком. в историческом формуляре так и записано: взят в плен, летал у толстовцев, потом улетели. оригинально. правда приписано что летали с казачьими офицерами. по пленным красным можно поверить по примеру рейда шкуро - он вывел две дивизии сформированных из мобилизованных красными и пожелавшими примкнуть к белым. а как писали книги тем более красные писатели... почитайте пикуля.

vl-vl: samozvet пишет: почитайте пикуля. Он тоже описывал Лбищенскую операцию?

Вахнин: samozvet пишет: почитайте пикуля. При чем здесь Пикуль и Лбищенский рейд?

Шеврон: Вахнин пишет: При чем здесь Пикуль и Лбищенский рейд? Я думаю Самоцвет хотел сказать, что Пикуль красный писатель. samozvet пишет: у меня информация: по гибели чапая, что он до реки не добрался На берегу реки нашли сапоги, которые были опознаны пленными красными, как сапоги чепая. Об этом есть упоминание в архиве.

vl-vl: Не помню, размещал ли я эту ссылку click here

Шеврон: vl-vl пишет: Не помню, размещал ли я эту ссылку click here Статья интересная и довольно правдоподобная. Смущает только вот это предложение: "Три автомашины повезли хлеб печеный красноармейцам. Средь дороги машины обстреляли. Шофера вернулись, их В. И. Чапаев отругал и проводил тут же обратно в Сахарную...". На машинах, которые были наперечет, возили не хлеб, а командиров и комиссаров. П.А.Фадеев пишет в своих воспоминаниях: "В первую же ночь от 1-го Партизанского полка был послан разъезд на дорогу между Лбищенском и Горячкиным. Перед рассветом он возвратился, приведя с собой две повозки с хлебом и с их кучерами. Разъезд этот со стрельбой разогнал большой обоз и будто бы видел фары приближающегося автомобиля, который, услышав стрельбу, возвратился в Лбищенск...".

-hgfd: Уважаемый Шеврон по воспоминаниям полковника Генерального штаба Моторного: "..в место заболевшего генерала Савельева вступил в командование Уральским корпусом генерал Титруев, который предполагал встретить наступление красных чапаевских частей на поселок Каленый массовой конной атакой.".. Хлебников. "Легендарная Чапаевская". стр. 212. Насколько я знаю Титруев в это время временно командовал Уральской армией и готовил операцию по захвату Лбищенска.

Шеврон: -hgfd пишет: Уважаемый Шеврон по воспоминаниям полковника Генерального штаба Моторного: "..в место заболевшего генерала Савельева вступил в командование Уральским корпусом генерал Титруев, который предполагал встретить наступление красных чапаевских частей на поселок Каленый массовой конной атакой.".. Хлебников. "Легендарная Чапаевская". стр. 212. Насколько я знаю Титруев в это время временно командовал Уральской армией и готовил операцию по захвату Лбищенска. Вы правы. В августе 1919г. временно командующим Уральской отдельной армией был генерал-майор Н.Г.Тетруев, а исполняющим должность командира 1-го Уральского конного казачьего корпуса вместо генерала Н.А.Савельева был назначен полковник М.И.Изергин. Именно Тетруев и Изергин, на мой взгляд, виноваты в том, что блестяще начатая и проведенная операция по взятию Лбищенска 5 сентября 1919г. не получила должного продолжения, не была развита и основная часть 25-й советской дивизии смогла спокойно отступить в направлении Уральска.

-hgfd: Шеврон пишет: Именно Тетруев и Изергин, на мой взгляд, виноваты в том, что блестяще начатая и проведенная операция по взятию Лбищенска 5 сентября 1919г. не получила должного продолжения, не была развита и основная часть 25-й советской дивизии смогла спокойно отступить в направлении Уральска. Да виноваты, они ведь не были уральскими казаками.

Шеврон: -hgfd пишет: Да виноваты, они ведь не были уральскими казаками. Уверен, что не только в этом дело. В.И.Моторный тоже не был уральским казаком, но тем не менее, считаю, что он очень достойно исполнял свои обязанности начальника штаба Уральской отдельной армии. Подозреваю, что именно он разработал рейд на Лбищенск в сентябре 1919г., который блестяще воплотил в жизнь полковник Т.И.Сладков - также не уральский казак по происхождению...

-hgfd: Шеврон пишет: В.И.Моторный тоже не был уральским казаком, но тем не менее, считаю, что он очень достойно исполнял свои обязанности начальника штаба Уральской отдельной армии. Почитать бы его воспоминания.

Шеврон: -hgfd пишет: Почитать бы его воспоминания. Я, например, собственно воспоминаний В.И.Моторнова, не встречал. А встречал очерк под названием "Краткое описание военных действий Уральского казачьего войска за период 1918-1920г.". Лбищенскому рейду там посвящено буквально несколько скудных строчек...

-hgfd: Шеврон пишет: А встречал очерк под названием "Краткое описание военных действий Уральского казачьего войска за период 1918-1920г.". Шеврон, я и не слышал о таком очерке. А где его можно найти?

Шеврон: -hgfd пишет: я и не слышал о таком очерке. А где его можно найти? В архиве. Писался он уже в плену, поэтому, естественно, что Моторный о своих заслугах во время Гражданской умалчивает. Я приведу выдержку оттуда о Лбищенском рейде.

-hgfd: Шеврон пишет: Я приведу выдержку оттуда о Лбищенском рейде. Буду очень благодарен.

Шеврон: Шеврон пишет: Я, например, собственно воспоминаний В.И.Моторнова, не встречал. А встречал очерк под названием "Краткое описание военных действий Уральского казачьего войска за период 1918-1920г.". Лбищенскому рейду там посвящено буквально несколько скудных строчек... Цитирую. "... Вместо заболевшего генерала Савельева вступивший в командование Уральским корпусом генерал Тетруев предполагал встретить наступление красных на Каленый массовой конной атакой, для чего занимался репетициями ее. К этому времени из района Сламихина к Каленому была подвинута 6-я дивизия. Для наблюдения за противником занимавшим Сламихин оставался 4-й Партизанский полк. С предполагаемым генералом Тетруевым способом действия не были согласны начальники частей и не отказываясь исполнить приказ о конной атаке, они предполагали, слабую конским составом и подорванную морально конницу использовать для набега в тыл красных. Командующий армией согласился с предложением начальников частей и 2 сентября 1,2 и 3 Партизанские полки, полк Позднякова и Лбищенский полк с 4 орудиями выступили из Каленого и пройдя в верстах 15 западнее Кызыл-Убе, на рассвете 5 сентября атаковали части занимавшие Лбищенск. Упорный бой длился около 6 часов. В результате были уничтожены и взяты в плен штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные управления, захвачены 4 аэроплана, 5 автомобилей и прочая военная добыча....".

-hgfd: Шеврон пишет: А встречал очерк под названием "Краткое описание военных действий Уральского казачьего войска за период 1918-1920г.". А как бы почитать ?

Шеврон: -hgfd пишет: А как бы почитать ? Наверное скоро где-нибудь опубликуем.

-hgfd: Очень хорошо, будем ждать.

Шеврон: В 1-м номере краеведческого сборника "Новый Горынычъ" были опубликованы воспоминания А.Погодаева "Лбищенский рейд". Неплохо бы их тоже разместить на форуме.

Драгунъ: Из воспоминаний П.А.Фаддеева. Эпизоды из боев на Уральском фронте. "Уральское казачество в гражданской войне" стр. 290-295 ..В этот обход были назначены полки 2-ой дивизии: 1-й и 2-й Партизанские, Лбищенский, Поздняковский конный полк (последний был сформирован из крестьян Саратовской губернии соседних с нами волостей и получил свое название от имени командира полка - подполковника Ф.Ф. Позднякова) с приданной к отряду 1-ой Учебной батареей. Поздняковский полк и 1-я Учебная батарея не входили в состав нашей дивизии, и поэтому отряд, собственно, получился сборный и вместо того, чтоб поручить все начальнику дивизии, был назначен особый начальник всего отряда генерал Н.Н. Бородин, который был убит при взятии города Лбищенска. Дивизией командовал, как и прежде, полковник Т.Н. Сладков, 2-м Партизанским полком в это время командовал полковник В. Горшков, Лбищенским - Н. Лифанов, Учебной батареей - А. Юдин, Поздняковским полком - Ф.Ф. Поздняков и 1-м Партизанским - Н.М. Абрамов. ..С наступлением темноты 31-го июля (ошибка на 1 день возможна, автор ошибается, рейд на Лбищенск начался 1 сентября 1919г.) полки, один за другим, вышли из поселка Каленого прямо в степь (то есть, по направлению, перпендикулярному реке Уралу). Без шума и курения отряд целую ночь шел в этом направлении, стараясь за ночь как можно дальше уйти в степи, дабы красные не заметили нашего маневра. Пятичасовой отдых заменил нам ночь, после которого мы, пользуясь степной низиной, продвинулись еще немного, изменив направление под прямым углом. ..Один день мы целиком простояли в степи (местность была неудобная для прохода днем), зато целую ночь мы шли ускоренным маршем. По пути никаких красных частей мы не встречали и редко попадавшиеся жители на хуторах заявляли, что никто из большевиков у них не бывал. На третий день к вечеру мы вышли на столбовую дорогу Лбищенск-Сламихин, срезав таким образом, что приблизились к Лбищенску на 18 верст. Для того, чтобы не быть открытым большевиками, отряд, во-первых, занял впадину, а во-вторых, по всем направлениям, особенно к Лбищенску, были высланы сильные разъезды с тем, чтобы каждого замеченного хватали и отправляли в отряд и, таким образом, не давали сведениям о нас проникнуть в Лбищенск. Один разъезд, под командой прапорщика Г.Р. Портнова (Илецкой станицы, Затонского поселка) 1-го Партизанского полка был с темнотою послан на линию для разведки и поимки языков. За день стоянки было изловлено всякого рода едущих в нашем направлении с разных сторон до 10 человек, но ни один из них не был выпущен или упущен при поимке. Все благоприятствовало нам. Чапаева решено было изловить живым, для чего был назначен специальный взвод под командой подхорунжего А. Белоножкина, бывшего вахмистром 1-ой сотни 1-го Партизанского полка. Ему была дана задача со взводом идти в первой цепи и как только мы займем окраину, не обращая ни на что внимание, вместе с приданным ему красноармейцем, вызвавшимся показать квартиру Чапаева, бросаться к его квартире и изловить. Мною предлагался способ немного рискованнее, но более верный: взводу идти конному и выполнять все так же, но на карьере промчаться ряд улиц к квартире, у которой, спешившись или совершенно бросив коней (без коноводов), в пешем строю оцепить квартиру и поймать. Казаки взвода не могли бы погибнуть и кони пропасть, так как Лбищенск мы все равно возьмем. Но он был начальством не принят. Часов в 10 вечера мы снялись с места, с таким расчетом, чтоб утром к 3 часам быть под самым Лбищенском. Это было, следовательно, в ночь с 3-е на 4-е августа(автор путает, атака началась на рассвете 5 сентября). Перед выходом с места полки построили карэ, и начальник дивизии полной темноте, громовым голосом обращаясь к казакам, просил их быть смелее, а при взятии станицы не разбрасываться и не увлекаться собиранием отбитого у противника имущества, ибо это ничего, кроме вреда делу и погибели занимающихся этим, не сулит. После речи была прочитана общая молитва, и мы тронулись в путь. Приблизившись в темноте без шума на 2-3 версты к Лбишенску, полки 1-й Партизанский на левом фланге, Лбищенский на правом, в центре - Поздняковский, спешившись, рассыпались в две цепи и двинулись вперед. 2-й Партизанский в конном строю был оставлен (опять!) в резерве. Подойдя на расстояние 3/4 версты, мы залегли, дабы дождаться на месте начала рассвета. В Лбищенске было совершенно тихо и темно. Слышен был только лай (басом) одной собаки и больше ничего. Командирам сотен было приказано, как только займем окраину, так сотни собрать по-взводно и каждой из них поручить очистку одной стороны улицы, имея при себе всегда маленький резерв готовым на всевозможные случаи нападения, как это было при первом (весной) взятии этой же станицы. Охватив станицу со всех сторон, полки сходились, таким образом, к центру Резерв расстреливал присылаемых к нему, ибо иного выхода у нас не было. Мы не могли, находясь в тылу, иметь при себе 2 тысячи пленных. Взвод, назначенный к поимке Чапаева, согласно данной ему задаче, прошел вперед. Вот мы уже у церкви, наконец, я, вместе с командиром полка, проскакиваем на конях с ординарцами почти к Уралу Видим квартиру Чапаева и штаб отряда. В это время со стороны Урала, как бы из-под яра, показывается кучка людей, она увеличивается и, со стрельбой по нам, движется вперед. Я в это время, получив задачу охватить по старице Лбищенск и выйти с 3-мя сотнями (одна сотня была на дороге между Лбищенском и Кожехаровым) к реке Уралу, поскакал к полку и не мог видеть дальнейшего. Но когда я через Уг часа искал командира полка, то уже в этом районе положение было таково, что штаб их отряда был занят снова группой с пулеметом, который держал под обстрелом всю улицу от церкви к Уралу Части наши стояли за стенами и не могли никак взять этого дома, а вместе с ним и всего района. Часть красноармейцев заняла окраину по старице около Урала (с пулеметом) и не давала нам возможность охватить этот дом с другой стороны. С третьей стороны был Лбищенский полк, который, почему-то, задержался больше, чем следовало у нефтяных баков. С четвертой - протекал Урал с отвесным яром (берегом) высотою 3-4 сажени. Сотня 1-го Партизанского полка, которая была на большой дороге между Лбищенском и Кожехаровым к этому времени ярами подтянулась к станице и несколько раз пыталась атаковать этот угол, но каждый раз возвращались в занятую ей лощину, наблюдая за Уралом. ...Что же с Чапаевым? Подхорунжий Белоножкин, который имел своей задачей захватить Чапаева живым, рассказывал следующее: когда они, опередив цепи, заняли двор, в котором проживал Чапаев, начали поиски в нем, а также и в доме, то при входе, еще во дворе, они увидели заседланного коня стоявшим у дверей палатки (летнее помещение), этого коня кто-то держал за повод, просунутый в дверь, но дверь была закрыта. Когда на приказание выходить никакого ответа и действий не последовало от лица, державшего коня, то Белоножкин выстрелил из винтовки в палатку через слуховое окно. Испуганный выстрелом конь шарахнулся в сторону и на поводе вытянул его державшего человека. Пока они (казаки) занимались с этим красноармейцем, из дома выбежал второй человек, «чисто» одетый, и бросился к воротам, Белоножкин выстрелил в него и, видимо, ранил его в руку. По всем приметам, это был Чапаев. В доме, кроме двух машинисток, никого не нашли. По дальнейшим показаниям, через некоторое время Чапаев, ведя на нас группу красноармейцев, был вторично ранен в живот. Ранение оказалось тяжелым настолько, что он не мог после этого уже руководить боем и был на досках переправлен через Урал. Сотник В. Новиков, находившийся в лугах с сотней и наблюдавший за Уралом, видел, как против центра Лбищенска перед самым концом боя кого-то переправляли через реку Урал. Дальнейшая его судьба была описана в газетах, что он, уже на азиатской стороне реки Урала, скончался от раны в живот.

Denis: Вновь и вновь, по заведенной традиции последних лет, в начале сентября мы вспоминаем наших дорогих станичников. Участников знаменитого Лбищенского боя. Боя, ставшего лебединой песней Уральских казаков в Гражданской войне. Много воды с тех пор унес Яик-Батюшка. Казалось бы, все подробности боя расписаны поминутно. Есть воспоминания очевидцев тех событий. Но что то все равно остается недосказанным. Так и не понятно, какая участь постигла комдива Чапаева. Версий множество, но единого мнения так и нет. Также как и нет единого мнения, почему маневренная конная казачья группа после разгрома штаба красных войск в Лбищенске, не стала преследовать деморализованного и спешно "драпающего" противника. Ведь, если бы казаки развили наступление дальше, велика была вероятность завладения города Уральска, оставленного в январе 1919года... На одном из ресурсов в группе " В Контакте", появился любопытный комментарий Игоря Белогвардейца: "Существует версия что перед съемкой фильма "Чапаев" в Париже советские агенты нашли полковника Т.И.Сладкова с целью узнать подробности рейда. Но легендарный полковник наотрез отказался разговаривать с "красными".Существуют воспоминания полковника Сладкова (кстати до конца жизни работавшего разнорабочим) и не так давно вероятнее всего родственники продали их с аукциона. Мелькала инфа в казачьей газете "Станица" что воспоминания готовятся к изданию. Но что-то видимо не срослось.А жаль- достойный был офицер...". Что-тут скажешь, действительно мемуары полковника Сладкова так и не переизданы до сих пор, а ведь в них наверняка есть ответы на многие возникающие вопросы. К 100-летию боя их надо обязательно переиздавать в России. Время пришло. Вечная память всем казакам, живот свой положивший за други своя!

Калёновец: Denis пишет: Много воды с тех пор унес Яик-Батюшка Лет 50 назад, когда были живы некоторые участники Лбищенского боя, можно было докопаться до истины. А сейчас "единого мнения" нет и не будет. Миф, созданный на экране братьями Васильевыми, прочно засел в головах, у красных и белых. П. А. Фаддеев написал свой очерк в строгом соответствии с фильмом "Чапаев". Не удивлюсь, если "воспоминания полковника Сладкова" также будут соответствовать укоренившемуся в нашем сознании мифу. И не важно на чём переправляли Чапаева через Урал: на досках или дверях, главное чтобы соответствовало мифу. Никто ни разу не упомянул о поездке сына В. И. Чапаева - Аркадия в Лбищенск, о его поисках тела отца в водах Урала, о его беседах с уральскими стариками, которые ему ничего не рассказали. Хотя, многие тогда знали правду о гибели Чапаева. Вероятно, нельзя было выдавать тайну. О какой хорошо спланированной операции можно говорить, когда всё случилось спонтанно. Чапаева погубила беспечность. Слишком уверовал он в свою непобедимость. Хотя, буквально за две недели до трагедии его предупреждали, что скоро придёт ему конец. Может поэтому он и не хотел уезжать из Уральска в прифронтовой Лбищенск? Очень подозрительной выглядит и замена комиссара дивизии: Фурманова на Батурина. Может Чекисты специально сунули Чапаева в лапы казаков? Ведь, его дивизия наступала узкой полосой по Уралу, а степь за Кушумом была во власти казаков. Если полковник Сладков молчал при жизни, значит, было что скрывать. Зная о его разногласиях с атаманом В. С. Толстовым, можно предположить, что его тоже, вполне, устраивал миф о гибели Чапаева. Вопросов много...

vl-vl: В чем разногласия?

Шеврон: Калёновец пишет: Никто ни разу не упомянул о поездке сына В. И. Чапаева - Аркадия в Лбищенск, о его поисках тела отца в водах Урала Нырял что-ли или с аквалангом по дну ползал? Калёновец пишет: О какой хорошо спланированной операции можно говорить, когда всё случилось спонтанно. Да ну? Неужели? Спонтанно - это когда ехал отряд по степи, случайно наткнулся на штаб красных, бросился в шашки и его разбил. А когда отряд формируется загодя из разных групп войск и разных дивизий (пехота, артиллерия, кавалерия), скрытно перебрасывается за несколько дней до начала операции практически в тыл врага, блокируются близлежащие дороги, чтобы к атакуемым не поступила помощь, разрабатывается подробный штурм Лбищенска, то о какой спонтанности идет речь? Это была хорошо задуманная, четко разработанная и успешно проведенная операция. Она достигла всех целей - штаб дивизии был разгромлен, Чапаев убит, захвачены большие трофеи. Другое дело, что успех не был развит, но это совсем другая история.

Шеврон: Denis пишет: "Существует версия что перед съемкой фильма "Чапаев" в Париже советские агенты нашли полковника Т.И.Сладкова с целью узнать подробности рейда. Но легендарный полковник наотрез отказался разговаривать с "красными".Существуют воспоминания полковника Сладкова (кстати до конца жизни работавшего разнорабочим) и не так давно вероятнее всего родственники продали их с аукциона. Мелькала инфа в казачьей газете "Станица" что воспоминания готовятся к изданию. Но что-то видимо не срослось.А жаль- достойный был офицер...". Это версия, причем ничем не подтвержденная. Воспоминания полковника Т.И. Сладкова охватывают период с жизни в форте Александровске до жизни в эмиграции. Ни о какой Лбищенской операции и вообще о Гражданской войне в них речи нет. Вот что он сам пишет в предисловии к ним: "Воспоминания мои составлены на основании дневника, по ежедневной записи, которая велась мной со дня прихода Уральской отдельной армии в форт-Александровск. Пребывание в форте достаточно ярко описано в книге атамана Толстова «От красных лап в неизвестную даль». Этот период времени я постараюсь описать кратко, добавив некоторые наблюдения и выводы, сделанные мною благодаря совершившимся событиям и путем личного обмена мнений окружающих меня людей, как из числа близко стоявших к высшему командованию армией, так и случайно связавших свою судьбу с армией, с выходом последней из пределов области. В дальнейшем воспоминания коснутся только части 2-го похода уральцев во главе с атаманом Толстовым, т.к.многие обстоятельства толкнули некоторых из нас к отделению от отряда Толстова с целью двигаться самостоятельно...". Ни о каких других его воспоминаниях неизвестно (кроме еще нескольких статей в казачьей периодической прессе), подлинники самих воспоминаний и его дневник лежат в ГАРФе, никто ни с каких аукционов их не продавал! Все это чушь собачья!

Шеврон: Калёновец пишет: П. А. Фаддеев написал свой очерк в строгом соответствии с фильмом "Чапаев". Несусветная глупость человека, который не владеет темой разговора. Фильм "Чапаев" снят в 1934 году. Воспоминания П.А. Фаддеева написаны в Париже в 1926-1927 годах. Оригинал их хранится в ГАРФе и часть из них под названием "Эпизоды боев на Уральском фронте" была опубликована в сборнике "Уральское казачество в Гражданской войне". Есть там и про Лбищенскую операцию. Потом, уже в 1960-х они были подкорректированы (или заново написаны) и опубликованы в "Родимом крае". Так что правильнее сказать, что фильм снят на основе воспоминаний Фаддеева (если сценаристы были с ними знакомы, в чем сомневаюсь), а не наоборот.

Калёновец: Шеврон пишет: Нырял что-ли или с аквалангом по дну ползал? Аркадию Чапаеву не зачем было нырять в Урал. Он нанял уральских казаков, которые неводами процедили довольно большой кусок Урала.

Калёновец: Шеврон пишет: Другое дело, что успех не был развит, но это совсем другая история. Может потому и не был развит, что к нему никто не готовился? Когда красные рванули из Сахарной, в Калёном никто на это не обратил внимания. Только после взрыва снарядов на складе казаки выслали туда разведку, которая обнаружила убегающего противника. Расстояние от Лбищенска до Калёного на 13 вёрст больше, чем до Сахарного, отсюда вопрос: почему красные первыми узнали о разгроме своего штаба. По логике, казаки должны были первыми послать гонца в Калёный. Ответ простой: не было у партизан долгое время связи со своими, поэтому и не знали, где проходил фронт. А написать, после того как, можно всё что угодно, бумага всё стерпит.

Калёновец: Шеврон пишет: Несусветная глупость человека, который не владеет темой разговора. Раньше воспоминаний П. А. Фаддеева появился роман Д. Фурманов (1923 г.). Который тоже подвергался неоднократной редакции, уже, после его смерти (1926 г.). Д. Ф. первым выдвинул версию о глубоком рейде казаков в тыл красных. А мне посчастливилось слышать рассказы про Лбищенскую операцию от очевидцев и современников. Поэтому мне есть с чем сравнивать. Уважаемый Шеврон, "несусветной глупостью человека" является его нежелание логически мыслить. Всё остальное относится к разряду "любопытство".

Шеврон: Калёновец пишет: Аркадию Чапаеву не зачем было нырять в Урал. Он нанял уральских казаков, которые неводами процедили довольно большой кусок Урала. А где об этом написано? Это как море ложками черпать. Калёновец пишет: Может потому и не был развит, что к нему никто не готовился? Готовились. Вот как описывает дальнейшие планы комкор 1-го Уральского полковник М.И. Изергин: "По ликвидации Лбищенска, если таковая будет осуществлена, конному отряду надлежало двигаться на Уральск с целью уничтожения там базы противника. Остальные силы корпуса, т.е. вся пехота под командой полковника Тихомирова, 1-я Уральская дивизия полковника Кириллова, бронедивизион полковника Филатьева, должны были, оставаясь в положении ими занимаемом, вести усиленную разведку и жертвенно удерживать противника в случае, если бы последним было предпринято наступление со стороны Сахарновской станицы в направлении на юг...". То есть силы казаков изначально дробились, и предполагалось, что красная группа Кутякова будет не отступать по направлению к своей базе - Уральску, а наоборот, наступать дальше на Каленый. Налицо явная переоценка сил и возможностей противника. Калёновец пишет: Когда красные рванули из Сахарной, в Калёном никто на это не обратил внимания. Момент когда красные вышли из Сахарной, уральцы действительно проспали. Это уже вопрос к комкору 1-го Уральского Изергину, который прохлопал отступление группы Кутякова. Этот момент он старательно избегает в своих воспоминаниях и только констатирует следующее: ".. надо сказать, что преследование противника началось со значительным опозданием – 5-6 часами позже, чем следовало, т.е. только на рассвете 6-го числа. Результатом этого было то, что корпусная пехота полковника Тихомирова не причинила противнику больших затруднений: не использовав благоприятный момент для перехода в наступление, потеряв, таким образом, соприкосновение с противником, она не могла угнаться за бегущими из-под Сахарновской станицы красными...". Калёновец пишет: почему красные первыми узнали о разгроме своего штаба. Потому что часть красных из атакованного Лбищенска бросилась к Сахарной, к группе Кутякова, и сообщила ему, что Лбищенск занят казаками и штаб 25-й дивизии уничтожен. Калёновец пишет: По логике, казаки должны были первыми послать гонца в Калёный Каким образом? Через занятые красными Горячкин, Мергенев, Каршу и Сахарный? Или через степь в обход? Ну через пару суток гонец может быть бы и доскакал. Зачем такие сложности? Связь между группой Сладкова и штабом 1-го корпуса осуществлялась через летчиков. К полудню 5-го сентября штаб корпуса уже знал о взятии Лбищенска! То есть практически через пару часов после его взятия... Другое дело, что казаки это не использовали...

vl-vl: Мнение Шеврона поддерживаю. Все остальное - притягивание художественного фильма "Чапаев" к действительным событиям имевшим место быть. Касаясь написанного Каленовцем слова "разногласия" хочу заметить, что в условиях наступившего в 1919 году настоящего единоначалия в Уральской армии ни о каких разногласиях не могло быть речи. Даже штаб-офицеру Сладкову!

Калёновец: vl-vl пишет: что в условиях наступившего в 1919 году настоящего единоначалия в Уральской армии ни о каких разногласиях не могло быть речи К сожалению, в Уральской армии никогда не было настоящего единоначалия. С марта 1917 по март 1919 гг. у власти находились, т. н. "демократы", а потом вернули власть Совету старейшин (старые люди), которые поставили во главе Войска В. С. Толстова. Получив, формально, диктаторские полномочия генерал Толстов не обладал ни фактической властью, ни особым авторитетом среди офицеров. Т. И. Сладков, как известно, не был "кровным" казаком. Вероятно, поэтому и выше полковника не поднялся. Вы, думаете ему не обидно было, что его сверстники Мартынов и Толстов в генералах ходили, а он так и оставался в полковниках. Разногласий было много, ведь, это были уральские казаки!

Шеврон: Калёновец пишет: а потом вернули власть Совету старейшин (старые люди), которые поставили во главе Войска В. С. Толстова Кто о чем, а вшивый о бане! Но разногласия действительно были и причем весьма серьезные. Обида? Возможно и она была. Полковник Буренин за первое взятие Лбищенска в апреле 1919 года, получил чин генерал-майора. Полковник Сладков за второе - не получил ничего (возможно представление к награде где-то затерялось, т.к. Толстов не имел право производить в чины выше полковника). То что Сладков находился в оппозиции к Толстову это факт! И не только он один, а многие офицеры УКВ. Но они подчинялись всем его приказам и воинскую дисциплину не нарушали, даже если были не согласны с ним. Сладков примыкал к так называемой группе иногородних заговорщиков (если ее можно так назвать), куда входили другие высшие чины Уральской армии - не казаки: Моторный, Изергин, Савельев и т.д. Толстов все это знал, но вынужден был мириться, заменить этих лиц на командных должностях было некому.

Шеврон: Калёновец пишет: Получив, формально, диктаторские полномочия генерал Толстов не обладал ни фактической властью, ни особым авторитетом среди офицеров. На первых порах обладал и тем и другим - и властью и авторитетом. И устанавливал он их и с позиции силы (порка казаков в Мергеневе и расстрел, например, полковника Шадрина) и личным примером (поездки на фронт, полеты на аэропланах над красными войсками). Но потом, с ухудшением обстановки на фронте, авторитет свой начал терять. Все это привело к передаче им власти "Комитету Спасения Войска", т.е. по сути опять произошел возврат от диктатуры к демократии.

Калёновец: Шеврон пишет: Кто о чем, а вшивый о бане! Только, что прочитал про катастрофу самолёта АН - 2 в Балашихе. Чего только не пишут: выполнял фигуры высшего пилотажа, экипаж не справился с управлением при выполнении "мёртвой петли" и т.д. Посмотрел видео и всё стало понятно. Заложил пилот крен более 60 градусов и действие рулей самолёта поменялось. В итоге самолёт в дребезги и 2 трупа. Это к тому, что написать можно всякое, а как на самом деле было, будут знать только сведущие... Вы правы, Шеврон, про старых людей нигде не написано. Однако, это не означает, что они не управляли Уральским Войском в 1919 году...

Калёновец: Шеврон пишет: полеты на аэропланах над красными войсками). Всё правильно! Один раз полетел с донским лётчиком, а старики ему сказали, примерно следующее: "Мы не для того тебя поставили атаманом, чтобы ты на аэропланах летал".

Драгунъ: Шеврон пишет: Остальные силы корпуса, т.е. вся пехота под командой полковника Тихомирова, 1-я Уральская дивизия полковника Кириллова, Кто такой полковник Тихомиров, какую должность занимал, в базе Волкова его не нашел?

Шеврон: Драгунъ пишет: Кто такой полковник Тихомиров, какую должность занимал, в базе Волкова его не нашел? База Волкова не исторический источник, там полно ошибок, недочетов, недостоверной информации. Особенно это касается Уральской армии. Полковник Тихомиров занимал должность начальника пешей группы 1-го Уральского казачьего корпуса (вся пехота корпуса была сведена в единую группу). Потом его на этой должности сменил полковник Емелин.

Драгунъ: Шеврон пишет: База Волкова не исторический источник, там полно ошибок, недочетов, недостоверной информации. Особенно это касается Уральской армии. Абсолютно с вами согласен! Шеврон пишет: Полковник Тихомиров занимал должность начальника пешей группы 1-го Уральского казачьего корпуса (вся пехота корпуса была сведена в единую группу). Потом его на этой должности сменил полковник Емелин. Тихомиров как я понимаю не уральский казак, а имя и отчество у него есть?

Шеврон: Драгунъ пишет: Тихомиров как я понимаю не уральский казак, а имя и отчество у него есть? Скоро выйдет книга, там все будет.

Драгунъ: Шеврон пишет: Скоро выйдет книга, там все будет. Буду ждать с нетерпением, одна ваша книга у меня есть...

Абрек: От себя лично хочу добавить: Лбищенский рейд - одна из лучших операций белогвардейцев за всю ГВ на всех фронтах. Возможно (говорю "возможно, потому как упоминаний об аналогичных, пусть и неуспешных, действиях в этот период не встречал) первый опыт проведения спецоперации малыми силами и в ограниченные сроки. Дерзко, рискованно, но продуманно, чётко и слаженно, результат - налицо. Поверьте, и сейчас далеко не все генералы смогли бы осуществить подобный замыслел. На мой взгляд - данную операцию, особенно в наш век локальных конфликтов, надо изучать в качестве примера в военно-учебных заведениях.

Шеврон: Абрек пишет: От себя лично хочу добавить: Лбищенский рейд - одна из лучших операций белогвардейцев за всю ГВ на всех фронтах. Возможно (говорю "возможно, потому как упоминаний об аналогичных, пусть и неуспешных, действиях в этот период не встречал) первый опыт проведения спецоперации малыми силами и в ограниченные сроки. Дерзко, рискованно, но продуманно, чётко и слаженно, результат - налицо. Поверьте, и сейчас далеко не все генералы смогли бы осуществить подобный замыслел. На мой взгляд - данную операцию, особенно в наш век локальных конфликтов, надо изучать в качестве примера в военно-учебных заведениях. Полностью согласен! Однако Уральское командование похоже само было явно не готово к такому успеху, поэтому не сумело должным образом воспользоваться его плодами.

Абрек: Шеврон пишет: Однако Уральское командование похоже само было явно не готово к такому успеху, поэтому не сумело должным образом воспользоваться его плодами. Не сумело - однозначно. Причины на то были, как объективные, так и субъективные, но развить успех уральцы не смогли. Моё мнение - если бы генерал-майор Николай Николаевич Бородин не погиб в том бою, то опыт проведения подобных спецопераций на фронтах Уральской армии был бы продолжен. Одна из причин поражения белых в ГВ (в военном плане) - неумение перестроить тактику армии под реалии маневренной гражданской войны. Старые генералы и в бой войска отправляли "по старинке" - отдавая предпочтение ударам в штыки и сабельным атакам, а огневое поражение противника рассматривалось как второстепенное направление (в ряде случаев - вообще не рассматривалось). В то же время красные, после ряда поражений в 1918-1919 г.г., научились использовать все преимущества такого вида боя. Н.Н. Бородин в этом плане заметно отличался от других генералов. Свою боевую школу (не считая РЯВ) он проходил в Заамурском округе ОКПС, который и в мирное время находился в постоянной боевой деятельности. Но помимо этого, ОКПС был единственным родом войск в Российской Империи, где целенаправленно изучались теория и практика "малой войны" - в том числе проведение (правда, в более малом масштабе) спецопераций, аналогичных Лбищенской - налёты, захват и удержание населенных пунктов и т.д. И свой опыт Н.Н. Бородин применил просто блестяще, но судьба не дала проявить весь свой талант...

RK: Судьба Белого движения решилась намного раньше - когда генерал Алексеев начал формировать Добр. Армию. Очень большая часть среднего офицерства Русской Императорской Армии просто не могли ему простить предательства царя. И отказывались вступать в формируемую им армию. А некоторые пошли дальше, вступив в ряды РККА. Боюсь, что Белой Армии ничто не могло помочь, так как не те люди встали у ее начала.

Абрек: RK пишет: Судьба Белого движения решилась намного раньше - когда генерал Алексеев начал формировать Добр. Армию Я писал о военных аспектах поражения, политических намеренно стараюсь не касаться.

Калёновец: Абрек пишет: Не сумело - однозначно. Причины на то были, как объективные, так и субъективные, но развить успех уральцы не смогли. Моё мнение - если бы генерал-майор Николай Николаевич Бородин не погиб в том бою, то опыт проведения подобных спецопераций на фронтах Уральской армии был бы продолжен. К сожалению, уральских казаков с лета 1919 года начал повально валить ТИФ. Даже, атаман В. С. Толстов переболел этой заразной болезнью. Кстати сказать, в момент проведения Лбищенской операции. Болезни, ведь, не прикажешь. Она имеет свойство возвращаться, с ещё большей жестокостью. Что и произошло поздней осенью 1919 года. Поэтому уповать на Н. Н. Бородина не стоит, ничем бы он не помог Уральской армии. Да, и чин генерала ему присвоили посмертно.

Абрек: Калёновец пишет: К сожалению, уральских казаков с лета 1919 года начал повально валить ТИФ Как я писал выше, это одна из объективных причин.

Абрек: Калёновец пишет: Поэтому уповать на Н. Н. Бородина не стоит, ничем бы он не помог Уральской армии Сумел бы помочь, если бы подобная тактика начала применяться раньше - хотя бы с лета 1919, в период переломных боев Кавказской армии в Поволжье. Более того, в случае координации действий таких отрядов между УОА и ВСЮР (Кавказская армия), ситуацию в Заволжье можно было изменить кардинально в сторону белых. Перерезав железную дорогу на Астрахань, белые отсекли 11-ю армию РККА от баз снабжения и пополнений с Туркестанского фронта, падение Астрахани становилось делом времени. Фрунзе пришлось бы снимать силы с других участков и бросать их на ликвидацию возникшей угрозы с юга, ослабляя тем самым ударные группировки действовавшие против Врангеля и Колчака. В реальности - командование Туркестанского фронта, используя железную дорогу и такой "фестунг" как Астрахань для отвлечения части сил и средств ВСЮР и УОА, свободно перевозило в нужное время и место свои части, создавая перевес в силах, что позволяло удерживать белых, а позже - и приступить к их разгрому.

Калёновец: Абрек пишет: Сумел бы помочь, если бы подобная тактика начала применяться раньше - хотя бы с лета 1919, Уважаемый Абрек! К сожалению, фактически командовали Уральской Отдельной армией не генералы, а тем более, не полковники, а старейшины УКВ, которые думали не о военной победе над Красной Армией, а о том, как лучше сохранить уральское казачество от поголовного истребления. При всех военных неудачах последних месяцев 1919 года, старым людям удалось договорится с командующим 4 армии М. В. Фрунзе и сохранить остатки Уральского казачьего войска от истребления.

Шеврон: Калёновец пишет: К сожалению, фактически командовали Уральской Отдельной армией не генералы, а тем более, не полковники, а старейшины УКВ, которые думали не о военной победе над Красной Армией, а о том, как лучше сохранить уральское казачество от поголовного истребления Жаль, что чины Уральской армии об этом не знали и даже не догадывались. Они то слушали генералов и полковников. Спасибо, что вы нам глаза открыли! Ждем новых сенсаций! Калёновец пишет: При всех военных неудачах последних месяцев 1919 года, старым людям удалось договорится с командующим 4 армии М. В. Фрунзе и сохранить остатки Уральского казачьего войска от истребления. Это вам старые люди поведали или сам Фрунзе? Спаслись лишь те, кого пощадил тиф, кто сдался на милость победителей, остался в Гурьеве и по поселкам и не пошел в последний поход до Форта.

Калёновец: Шеврон пишет: Жаль, что чины Уральской армии об этом не знали и даже не догадывались. Как раз то, чины Уральской армии об этом знали. В качестве примера можно привести операцию по освобождению Уральска. Планировалось поднять восстание в Уральске, силами казаков двух уральских полков, находящихся в тюрьме. К ним послали добровольцев с наказом от старых людей. Однако, чекисты что - то заподозрили и расстреляли часть арестантов на берегу Урала. Шеврон пишет: Это вам старые люди поведали или сам Фрунзе? К сожалению, ни старых людей, ни Фрунзе, я не застал. Поздно родился. А поведали про это уральские казаки - потомки старых людей.

Шеврон: Калёновец пишет: Планировалось поднять восстание в Уральске, силами казаков двух уральских полков, находящихся в тюрьме. Интересно, как можно поднять восстание сидя при этом в тюрьме? Калёновец пишет: К ним послали добровольцев с наказом от старых людей. Куда послали? В тюрьму? Калёновец пишет: К сожалению, ни старых людей, ни Фрунзе, я не застал. Поздно родился. А поведали про это уральские казаки - потомки старых людей. Видимо вы избранный, раз одному вам поведали про этот секрет. Поздравляю!

Калёновец: Шеврон пишет: Интересно, как можно поднять восстание сидя при этом в тюрьме? В Уральской тюрьме, находились казаки 2 - х уральских полков, сдавшиеся красным после 1 марта 1919 года, в количестве 500 - 600 чел. Вероятно, они должны были поднять восстание в тюрьме, чтобы ударить красным с тыла, когда начнётся штурм города. Шеврон пишет: Куда послали? В тюрьму? А куда их должны были послать? Конечно в тюрьму. Для этого они прикинулись перебежчиками, якобы добровольно шли служить к красным. Однако, красные им не поверили. Вероятно. нашёлся в тюрьме иуда, выдал чекистам планы казаков. 6 мая 1919 года, 152 человека были расстреляны на берегу Урала. В том числе, расстреляли и засланных казаков. Шеврон пишет: Видимо вы избранный, раз одному вам поведали про этот секрет. Поздравляю! Странно, почему Вы об этом не знаете? Как же. Вы писали книгу о гражданской войне на Урале, не зная таких тонкостей истории? Помнится, и про янайкинский бой, осенью 1919 года, Вы тоже ничего не смогли сказать. Странно! А, ведь, в этом нет никакого секрета.

Шеврон: Калёновец пишет: Странно, почему Вы об этом не знаете? Да не только я. Никто, кроме вас, об этом не знает. Не только ныне живущие, но и участники Гражданской войны тоже об этом ничего не знали. Поэтому я и написал, что, видимо, вы избранный, которому известно о таких тонкостях истории, о которых больше не ведомо никому. Причем тонкости эти вы не можете подтвердить ничем. Калёновец пишет: Помнится, и про янайкинский бой, осенью 1919 года, Вы тоже ничего не смогли сказать. А что именно я должен был сказать об этом бое? Я как-то упустил эту тему. Этот бой подробно изложен и в воспоминаниях и в документах красных и уральцев.

Калёновец: Шеврон пишет: Причем тонкости эти вы не можете подтвердить ничем. Какие, именно, тонкости Вас интересуют? В операции по освобождению Уральска был задействован мой прадед, которого красные расстреляли. К счастью, одностаничнику прадеда удалось спастись и он рассказал его жене подробности той операции. Под Янайкиным красные выставили "живой" заслон из стариков. Этим и удержали оборону. Среди стариков был мой прапрадед, который рассказал об этом дочери, моей прабабушке, а та поведала об этом мне. Кстати сказать, население окрестных посёлков было взято в заложники. Если бы казаки прорвали фронт, то красные уничтожили бы всех заложников, в т. ч. детей. Такие тонкости, Вы правы, ничем не подтвердишь. Хотя, в архивах Уральской ЧК могли сохранится какие - либо документы, указывающие на это.

Шеврон: Калёновец пишет: Под Янайкиным красные выставили "живой" заслон из стариков. Этим и удержали оборону. Это очередной миф, ничем не подтвержденный. Красные, конечно, были звери, но не надо им приписывать то, чего они не совершали. Уральцы сами проиграли бой под Янайкиным, по совершенно другим причинам. Никаких живых заслонов из стариков красные не выставляли. А рассказать много чего можно, только верить можно не всему из рассказанного.

RK: http://shot.qip.ru/00UPfH-1wn26qNPo/ Вот из Уральского архива.

Калёновец: Шеврон пишет: Это очередной миф, ничем не подтвержденный. Уважаемый Шеврон! Если у Вас есть доказательства, что мои слова являются Мифом, то опубликуйте их. Вы, так рьяно защищаете красных, что начинаешь уже сомневаться в вашей принадлежности к уральскому казачеству. Например, я не считаю, что красные были звери, потому что в ходе гражданской войны жестокость была обоюдной, но "живые" заслоны они выставляли, и заложников расстреливали. А доказательства скоро будут, давайте наберёмся терпения и подождём немного.

Шеврон: Калёновец пишет: Если у Вас есть доказательства, что мои слова являются Мифом, то опубликуйте их. Ваши слова о живых заслонах в Янайкине это миф, который ничем не подтверждается. Все ваши доводы строятся только на одном - "мне об этом кто-то там рассказывал". Наверное те самые "старые люди" которые управляли Войском и беседовали о судьбе уральского казачества с Фрунзе. Довольно слабый аргумент, даже для такого "знатока" тонкостей уральской истории, которым вы являетесь. Калёновец пишет: Вы, так рьяно защищаете красных, что начинаешь уже сомневаться в вашей принадлежности к уральскому казачеству В чем это проявляется? В том, что я сказал, что не стоит им приписывать то, что они не совершали? По моему это не защита, а объективность. Калёновец пишет: А доказательства скоро будут, давайте наберёмся терпения и подождём немного. С нетерпением буду ждать! Вот только за все время ни одного доказательства кроме "мне об этом рассказала прабабушка" так и не дождался.

Шеврон: Калёновец пишет: В Уральской тюрьме, находились казаки 2 - х уральских полков, сдавшиеся красным после 1 марта 1919 года, в количестве 500 - 600 чел. Вероятно, они должны были поднять восстание в тюрьме, чтобы ударить красным с тыла, когда начнётся штурм города. Очередная занимательная история от знатока тонкостей уральской истории! Вот только с действительностью она не имеет ничего общего. Тюрьма это что, проходной двор? Или красные такие наивные и глупые, что совсем ее не охраняли и даже не подозревали, что казаки сидящие там готовы поднять восстание? Может быть и оружие у них там в тюрьме при себе было? Как все легко получается! Отправили посланцев в тюрьму, скоординировали действия, точно в нужное время, во время штурма города, подняли бунт и ударили в тыл красным. Оружие в тюрьму тоже посланцы-перебежчики должны были принести? Или с голыми руками на красных должны были напасть? Ну и в конце, как всегда, самый железный аргумент - "мне об этом рассказывали". Да и возразить-то в общем нечего! Все как по писанному.

Калёновец: Шеврон пишет: Ну и в конце, как всегда, самый железный аргумент - "мне об этом рассказывали". Да и возразить-то в общем нечего! Все как по писанному. Уважаемый Шеврон! Вы, ведь, приводите в качестве доказательств воспоминания казачьих офицеров, а чем Вам не нравятся воспоминания простых казаков и казачек? Например, Б. Киров отличить не мог Солянку от Балашей, и ничего. Или Л. Л. Масянов, у которого "Бис - Кунаки" дуют в январе. Читаем, верим, цитируем! И никто не иронизирует над ними. Историю Уральского казачьего войска и прежде изучали "по рассказам стариков", и никто не отрицал этот "самый железный аргумент". Поэтому мне не стыдно сказать: "мне об этом рассказали". Скажу больше: "Я счастлив, что мне довелось слушать рассказы старых уральских казаков и казачек". Жалко, что не удалось записать эти рассказы на магнитофон, по причине отсутствия последнего. Кстати, про зверства красных моей прабабушке, даже, ничего рассказывать было не нужно. У неё вся спина была покрыта толстыми рубцами от шомполов. Или по Вашему это тоже не аргумент? В школе, учителя рассказывали про зверства белых, а дома - про зверства красных, а в качестве доказательства показывали обезображенную спину. Поневоле, поверишь рассказам старой казачки. А если учесть феноменальную память старушки, которая в свои 85 лет, помнила все стихотворения Пушкина и сказки Л. Толстого, которые она учила в школе, то вопрос: "Верить или нет", даже, не возникал.

Абрек: Даже и не думал, что мой скромный дифирамб покойному Н.Н. Бородину сыграет роль "ящика Пандоры", из-за которого началась "война", и даже не между "красными" и "белыми", а внутри "белого" лагеря... Не надоело ещё? Вот из-за таких ссор и разногласий Белое движение и не смогло организовать должный отпор большевикам (не хотел вмешиваться в политические причины поражения, но пришлось поневоле). Уймитесь, казаки, потратьте эту энергию на более полезные действия.

Калёновец: Абрек пишет: Даже и не думал, что мой скромный дифирамб покойному Н.Н. Бородину сыграет роль "ящика Пандоры", из-за которого началась "война", и даже не между "красными" и "белыми", а внутри "белого" лагеря... Не надоело ещё? Вот из-за таких ссор и разногласий Белое движение и не смогло организовать должный отпор большевикам (не хотел вмешиваться в политические причины поражения, но пришлось поневоле). Уймитесь, казаки, потратьте эту энергию на более полезные действия. Уважаемый Абрек! В спорах рождается истина! Её установление - это и есть "полезное действие", на которое не грех потратить энергию. Однако, Вы правы, ни "война", ни ссоры и разногласия, нам не нужны.

Шеврон: Калёновец пишет: Вы, ведь, приводите в качестве доказательств воспоминания казачьих офицеров, а чем Вам не нравятся воспоминания простых казаков и казачек? Мне нравятся любые источники информации, в том числе и устные рассказы, но они должны чем-то подтверждаться. Ваши рассказы не подтверждаются ни другими воспоминаниями, ни имеющимися документами, а зачастую просто противоречат здравому смыслу. Еще раз повторю - рассказывать можно все что угодно, но не всему из услышанного можно верить. У всех были ошибки, в том числе и в воспоминаниях казачьих офицеров, от этого никто не застрахован, но они были очевидцами и участниками описываемых событий. Ваши же заключения основаны, в основном, на рассказах людей, которые участниками событий не были и пользовались, в свою очередь, рассказами других людей и т.д. Абрек пишет: Даже и не думал, что мой скромный дифирамб покойному Н.Н. Бородину сыграет роль "ящика Пандоры", из-за которого началась "война" Можно считать это не войной, а просто разногласиями в подходах к изучению Гражданской войны на Урале.

Калёновец: Шеврон пишет: Еще раз повторю - рассказывать можно все что угодно, но не всему из услышанного можно верить. У всех были ошибки, в том числе и в воспоминаниях казачьих офицеров, от этого никто не застрахован, но они были очевидцами и участниками описываемых событий. Ваши же заключения основаны, в основном, на рассказах людей, которые участниками событий не были и пользовались, в свою очередь, рассказами других людей и т.д. Уважаемый Шеврон! Завершая нашу дискуссию, хочу напомнить Вам, что уральские казаки, а тем более родственники, своим собратьям - родственникам никогда не врали. Грешно было! Можно было обмануть мужика, иногороднего или киргиза. К тому же, моя прабабушка Фёкла Васильевна Черноярова (Фофанова) (1885 - 1978), как раз то, была участницей и очевидцем тех событий, о которых я упоминал выше. Мои заключения основаны на таких же источниках, которыми пользуетесь Вы и другие историки Гражданской войны. Поэтому, прошу Вас в дальнейшем не иронизировать над рассказами уральских казаков. Это просто неэтично. Наша задача сохранить для потомков как можно больше сведений о Гражданской войне и Уральском казачьем войске, в целом, а не отрицать того, о чем не слышали или не читали. История - дама привередливая...))

RK: Как сказал один мой знакомый " В спорах рождается не истина, а срач". Уж извините за не совсем культурное слово, просто лишний раз убеждаюсь в правоте его слов.

Шеврон: Калёновец пишет: Поэтому, прошу Вас в дальнейшем не иронизировать над рассказами уральских казаков. Это просто неэтично. Не возможно не иронизировать над небылицами, баснями и откровенной глупостью. Кто бы их не рассказывал и какие-бы тонкости уральской истории не преподносил. Калёновец пишет: моя прабабушка Фёкла Васильевна Черноярова (Фофанова) (1885 - 1978), как раз то, была участницей и очевидцем тех событий, о которых я упоминал выше Она была тем пластуном-спецназовцем, который убил Чапаева? Она была заслана в Уральскую тюрьму для поднятия восстания в тылу против красных? Или может она беседовала с Фрунзе о судьбах уральского казачества и управляла Войском? Или стояла живым щитом в Янайкине при наступлении казаков? Вам еще напомнить о тех глупостях, что вы уже не первый год пишете на форуме или достаточно? Калёновец пишет: Мои заключения основаны на таких же источниках, которыми пользуетесь Вы и другие историки Гражданской войны. У вас нет никаких источников, кроме мифических рассказов и баек, которые не возможно ничем подтвердить. Источником информации это назвать никак нельзя.

Калёновец: Шеврон пишет: Не возможно не иронизировать над небылицами, баснями и откровенной глупостью. Кто бы их не рассказывал и какие-бы тонкости уральской истории не преподносил. Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

alexei23: Шеврон Здравствуйте Шеврон! Нет ли у вас информации обкомандирахсотен во 2 Партизанском полку и Новоузенском (поздняковском) полку на август-сентябрь 1919 г.



полная версия страницы