Форум » Библиография » О жизни в Факеево у Григория Сафоновича Карташова » Ответить

О жизни в Факеево у Григория Сафоновича Карташова

Анастасия: ВОСПОМИНАНИЯ ТУРМАНИНОЙ ВАЛЕРИИ ИЛЬИНИЧНЫ (11.01.1933-23.10.2010) О жизни в Факеево у Григория Сафоновича Карташова Запись 19 декабря 2003 года. Наш геоботанический отряд Аэрогеологической экспедиции №13 из пяти человек в 1955 году работал на правом берегу Урала в Западно-Казахстанской области. База экспедиции многие годы находилась в Новой Казанке (Джангале). Все эти места издавна были заселены уральскими казаками и у моего супруга, Михаила Сереберцева, была кругом родня. Базироваться в Казанке отряду было неинтересно – гаражи, лаборатории, начальство, и мы решили обосноваться в 20 км от Казанки – в Факеево. На рукописной карте петровских времен, хранящейся в картфондах исторического музея, здесь помещен Форпост №6 с небольшим числом казаков с конями и военным снаряжением. Это село расположено на краю Рын-Песков, в местах разлива Большого и Малого Узеней. В советские годы это селение называлось “Аул-совет №10”. В середине ХХ века более сотни домов было в развалинах. Белыми грудами полуразрушенных кирпичей возвышались остатки двух церквей. Постоянно проживали тогда там две русских семьи в добротных деревянных домах, одиноко стоявших среди развалин. Одна семья состояла из мужа, жены и десяти сыновей, одетых в одинаковые выцветшие лыжные костюмы. В другом хорошем большом доме жил дедушка Григорий Сафонович Карташов, приходящийся дальней родней Миши. У него отряд и остановился. Относился он к нам вначале настороженно, фотографировать не разрешал. Было ему тогда лет 70-80. Невысокий, сухощавый старичок с седой бородой и усами. С живыми внимательными глазами светло-голубого цвета. Его речь отличалась московским произношением. Иногда он останавливался и говорил улыбаясь: “Зацыпляет язык, зацыпляет. Вылетают слова из головы”. В.Даль отмечал московский говор уральских казаков, связывая это с высылкой из Москвы стрельцов-старообрядцев во времена Петра I после стрелецкого бунта. Карташов выделил нам с Мишей старинную большую кровать с резными набалдашниками. Миша любил дразнить меня, грубовато заигрывая. Дедушка его одергивал, приговаривая: “Кошке – игрушки, мышке - слезки”. Рядом с домом был двор, окруженный сараями, в которых жили только овцы и куры. Посреди двора был старый колодец с соленой водой, а пресную воду он набирал в колодце среди барханов, вплотную подступавшим к домам. Зимой и весной пресная вода бралась из снега и льда. Временами дули сильные ветры, продвигавшие пески на развалины селения. Песок проникал в дом при этих ветрах даже через двойные стекольные рамы и плотные двери. Когда ветер стихал, дедушка Карташов шел на кладбище, начинавшееся за домом у развалины церкви. Он аккуратно присыпал обнажавшиеся останки, называя каждого захороненного родича по имени и отчеству. Особенно нам с Мишей запомнилась его тетя с ярко рыжими волосами, которые трепал затихающий ветер. Недалеко были рытвины от ериков, заполнявшихся весенними водами и изобиловавшими рыбой. Григорий Сафонович Карташов был старообрядцем. В доме его был порядок. На полках лежали старинные книги времен Аввакума, а в красном углу стояли старые потемневшие иконы. Книги были написаны по старославянскому, но дедушка и приезжавшая однажды из Калмыково его сестра, читали быстро с выражением эти объемные книги в тисненых переплетах. Старообрядцы никогда не переступали порога храма, развалины которого были рядом с домом. Мишину родню он называл “церковниками”, как и всех тех казаков, которые ходили в церковь. Григорий Сафонович служил в казачьих войсках, усмирявших Среднюю Азию до революции. Перед въездом в селение казаки должны были красить губы и щеки помадой, чернить брови карандашом и выпускать из-под шапки кудрявый чуб. Он показывал помаду и бигуди, оставшиеся от тех времен. В прошлом по рассказам Карташева люди здесь жили богато, не бедствовали. У каждого на дворе были несколько коров, лошадей и овец. Но большую часть скота отдавали казахам для выпаса. Для них это было делом прибыльным, и хозяин не был в обиде. Налоги платились только за скотину, которую держали при себе. Людям было выгодно держать много скота, но земля не выдерживала этой нагрузки. И как говорил дедушка: “Стонала земля-матушка от этих стад, и рассыпалась сыпучими песками”. Возле Факеевки не было этих песков, пригнало их ветрами. Но сейчас они зарастают чагыром [Artemisia scoparia]. Вода по Узеням до Факеево доходила ежегодно, разливы были обширные. По островам между ериками люди разводили сады, огороды и цветники. Помидоры начали сажать только в конце 19 века, они сразу же стали давать обширные урожаи. Всегда хорошо удавались бахчевые культуры: арбузы, дыни, огурцы и тыквы. Тыквы использовались даже как посуда, были среди них и кувшинообразные формы. Неплохой урожай давал яблони. Эти сады – садочки был любимым местом гуляния молодежи. Красивые цветники оставались в памяти на многие десятилетия. В прошлом в Факееве любили устраивать кулачные бои. Семь братьев Пономаревых: Нафанаил (дед Миши, самый младший 1878-1945), Иван (самый старший), Осип, Стахий, Кирилл, Савелий, Протерий славились своими кулачищами – “Лапушки у них были звериные”, - говорил Карташев. И каждая улица рада была их видеть в своих бойцах. А еще братья Пономаревы славились пением. Без хорового пения не обходилось ни одного застолья. Дедушка вспомнил начало песен: “Рын-Пески туманны горы…”, “Тучки-тучки понависли, над морем пал туман…”. Славились пением на все Уральское казачество Свистуновские казаки. Они прекрасно пели: “На краю Руси обширной…”, “Спит аул в дремоте сладкой”. Места всегда славились обилием рыбы: сазанами, щуками, осетровыми, сомами. Некоторые из них достигали длины несколько метров. Ее вялили, солили, вываривали рыбий жир, пекли пироги, делали котлеты. Зимой по санному пути приходили обозы с мордвой. Они привозили мебель, полотно, а увозили рыбу. “Мордва, чуваш – народ не наш” – говаривали казаки, но с удовольствием меняли рыбу на привозимые товары. Обозы эти были из многих подвод с хорошей охраной, так как на них нападали иногда разбойники. Рыбы было много и в середине 20 века, все сами плети сети и дедушка Карташев этим занимался. “Лови – не ленись, будешь с рыбой”, - говаривал он. Мы не раз высылали ему из Москвы черную нитку №10 для плетения сетей. Он обязательно высылал десять рублей и писал: “Кириллу (см.сноску) на манну кашу”. Почему-то он запрещал говорить “спасибо”, объясняя это тем, что так говорят мусульмане – “Спаси АБА”. А православные должны говорить – “благодарю”. Дедушка Карташёв был очень разборчив в пище и старался не есть с нами, как и все старообрядцы. Когда он колол курицу, то долго спускал с нее кровь, так как считал, что только бескровное мясо съедобно. Он уговаривал нас остаться в Факееве, предлагая дом со всем его содержимым. Картографируя в масштабе 1:25000 эти места, мы нигде не видели следов садов, пашен и летних домов. У Маштексая, где были в прошлом особенно примечательные сады, заметны были только сухие рытвины, по которым протекали весенние воды. От колхозных дел видны были только квадраты площадью сотни метров, окопанные глубокими канавами. Эти площади отличались обилием итцегека – поташника, зеленые побеги которого выделялись издали среди серой полыни. На современных картах здесь не отмечено ни поселений, ни дорог. Сноска: Кирилл Михайлович Сереберцев – первенец М.Я.Сереберцева и В.И.Турманиной годы жизни: 4.07.1956-4.05.2004

Ответов - 22, стр: 1 2 All

vl-vl: Анастасия пишет: Белыми грудами полуразрушенных кирпичей возвышались остатки двух церквей. две... в одном маленьком поселке...

Шеврон: Анастасия пишет: Перед въездом в селение казаки должны были красить губы и щеки помадой, чернить брови карандашом и выпускать из-под шапки кудрявый чуб. Первый раз о таком слышу. Анастасия пишет: Григорий Сафонович служил в казачьих войсках, усмирявших Среднюю Азию до революции Действительно, служил во 2-м Уральском казачьем полку. Есть приказы, где он упоминается.

Анастасия: Спасибо за отклики и уточнения! "Перед въездом в селение казаки должны были красить губы и щеки помадой, чернить брови карандашом и выпускать из-под шапки кудрявый чуб". Я об этом еще в детстве слышала от приезжавшей в Москву родни из казачества. Это был как ритуал для большего устрашения противника.


vl-vl: У Анастасии почему-то не получилось вставить фото автора воспоминаний - ее мамы Валерии ИльиничныТурманиной. Вот это фото.

Анастасия: Михаил Яковлевич Сереберцев 1954 год.

Игорь: Хорошие воспоминания. Мне понравились. Когда мы живем на земле, то как правило не задумываемся, что события которые проходят мимо нас и есть история. Очень жаль, что многие люди уходят из жизни и после них ничего не остается. А вот по таким крупицам можно судить о прошедших уже далеких событиях... Всем усопшим - Вечная память. Слово "спасибо" как известно сокращенная форма "Спаси Бог", тоже как "Спаси Господи" или "Спаси Христос", т.е. - форма благодарения. Мне тоже запомнилось из детства от своей бабушки, что слово спасибо "не наше", нужно говорить благодарю. Наверное, это действительно от староверов шло.

Анастасия: Спасибо за добрые отзывы! Хотелось добавить историю происхождения фамилии мамы ТУРМАНИНА. Она вспоминала: “Папа любил рассказывать, как после революции они, три друга-студента, решили, что начинается новая жизнь и им надо прежде всего поменять фамилии, чтобы обновленными войти в эту жизнь. Решили гадать по словарю – на какое слово попадешь, такую фамилию себе избрать. Первому выпало слово “шайба” и фамилию он себе избрал “Шайбин”. У папы (Сараева Ильи Гавриловича) выпало слово “турман” – порода голубей. И фамилия получилась “Турманин”. А третий, ставший потом писателем, решил, что не серьезно так менять фамилии и избрал себе фамилию “Савгай” по названию реки, протекавшей возле деревни”.

Анастасия: Из писем к нам НОННЫ НАФАНАИЛОВНЫ ПОНОМАРЕВОЙ (1926-2003): Мне не известно, как попали на Факеево Сереберцевы, два брата: Платон Александрович и Яков Александрович. Я их семью прекрасно знала, а жена Платона родная сестра Григория Сафоновича Карташова – Ирина. Который жил возле кладбища. У них было три сестры: Ирина Сафоновна Карташова была замужем за Платоном Александровичем Сереберцевым. (В 1960-ых годах жила в Уральске, занимаясь торговлей). Агафья Сафоновна Карташова была замужем за сыном Ивана Михайловича – Кириллом Ивановичем Пономаревым. Я его хорошо знала, он был шахтер, и видела в Караганде где-то в 1947-48гг. Кирилл Иванович очень похож на нашего отца Нафанаила Махайловича Пономарева (около 1878-7.09.1945) Александра Сафоновна Карташова была замужем за внуком Ивана Михайловича – Черекаевым Иваном Семеновичем, он был моим крестным. Церковь-то развалили, я не помню когда, только мы с её холма катались на “ледянках”. Я Факеево помню, так как ходила уже в школу. Учителем был Николай Иванович Пономарев, сын Ивана Михайловича. Факеево окружен солёными озёрами. Соль там янтарная. Я с отцом часто ездила за солью. Вы пишите в Факеево был красивый оазис, но этого я не помню, так как в нашем посёлке растительный мир был беден из-за зыбучих песков, это наверное спутали с Маштексаем, где выращивали фруктовые сады и прочее. А у нас только росли бахчевые культуры, а позже стали выращивать овощи. И все это выращивалось без полива. Мы уехали из Факеево в 1937 году, так как дядя Ларя (Илларион Порфирьевич Черакаев) умер в 1932 году. А Селькин Василий Афанасьевич (1903-1962) жил у них. У Василия Афанасьевича (он был трижды женат) было 11 детей, не считая умерших в малолетстве, троих. В Фурманове я жила с 1950-го по 1970-ые годы, но о Сереберцевых я ничего не знала, но поселок Серебряково и по сей день существует. Он находится не доезжая г. Лбищенска. В Фурманове добротные дома двухэтажные, которые стоят до сих пор. Там прорыт переход через реку Узень. Когда-то там были хорошие сады, поливались они чигирем. Это было до революции. Мы этот поселок знали как Сломихино. 14.02.2002 года

Анастасия: ПИСЬМО В.И.ТУРМАНИНОЙ Н.Н.ПОНOМАРЕВОЙ Дорогая Нонна! Очень обрадовало твое письмо, в котором чувствуется оптимизм, которого нам почему-то не хватает… О садах под Факеевым рассказывала мне дочь Лариона, что жила в Новой Казанке в 50-ые годы. Говорил об этом и Григорий Сафонович Карташев. Мы жили в его доме вместе с ним в экспедиции в 1955 году. “Сады” разводили на островах в разливах Узеней, может быть ближе к Мостыксаю. Но цветов там было много и молодежь факеевская ходила гулять в эти сады. И помидоры там же в конце 19 века первыми стали разводить. Карташев говорил, что мы родня, но я не знала, что через Платона. Миша рассказывал, что Платон магазином заведовал, жил богаче Якова. Я поняла, что это было в Факеево. А может быть, уже в Пятимаре? И еще, Нонна, пожалуйста, вспомни о делах в Сламихине. Дед Александр Сереберцев имел, наверное, своих двух сыновей Платона и Якова. А как ему приходились тогда две учительницы Сереберцевы, которых ты знала, и Сергей Сереберцев, инкассатор, получивший на войне много ранений и ушедший снова воевать, чтобы не быть инвалидом дома. Благодаря памяти о нем Мишу в Фурманове уважали... март 2002 года

Анастасия: В.Даль отмечал московский говор уральских казаков, связывая это с высылкой из Москвы стрельцов-старообрядцев во времен Валерия Ильинична Турманина отмечала московский говор уральских казаков, а вот и потверждение: Сереберцев Иван Васильевич (---1698.09.30,Москва) стрелец click here

Ефимия: Решила написать сюда что-бы в тему было. На соседнем форуме промелькнула информация о сосланных в войско в 1683-1702гг стрельцах. И о каких-то поименных списках этих стрельцов. И о книге Изюмова А.И. в которой он пишит об этом... Может кто поподробней напишет ,меня эта тема заинтерисовала давно. но информации мало....

Denis: Никто стрельцов на Яик не ссылал, это бред. Они сами бежали к яицким казакам, чтобы приписаться к казачеству. Вот как об этом пишет в книге "Уральцы" А.Б. Карпов. " ... Избрание правительницей царевны Софии вызвало ряд придворных интриг, завершившихся стрелецкими бунтами в Москве. Бунты были подавлены - и это тяжелое время стрелецкх бунтов отразилось на Яике небывало притоком беглецов из Руси. Этому также способствовали и начавшиеся вслед за этим преследования старообрядцев. За один только 1683 год на Яик бежало 320 человек, преимущественно стрельцов". В Приложение "№4, к книге "Уральцы" приведена таблица, из которой следует, что основной приток беглых на Яик был в 1653году - 122человека, 1663г.- 331ч., 1673г.- 363ч., 1683г. - 320ч., 1693г.- 206ч.,1702г.- 42ч.,1703г.-167ч., 1704-101ч., 1705г.- 90ч., 1706г.- 131ч.1707г.- 111ч.17-8г.- 108ч. Как видно из таблицы, приток людей происходил в среднем, раз в 10 лет. Но основной наплыв произошел во время правления Императора Петра Первого.

Ефимия: Уральские краеведы по этому вопросу, что говорят?Есть ли какие-то работы ,статьи.... Кто-нибудь изучал эту тему...да и В.И. Даль чем то обосновывал свои слова ....наверное в архивах работал....

Denis: Ефимия лучше всего вам почитать книгу Ахилла Вонифатьевича Карпова "Уральцы". Там все подробно и четко описано. Кто приходил на Яик, в каком количестве, с каких городов и.т.д. Эта самая подробная работа по данной тематике, написанная в 1911г.

Анастасия: Ефимия пишет: Уральские краеведы по этому вопросу, что говорят?Есть ли какие-то работы ,статьи.... Кто-нибудь изучал эту тему...да и В.И. Даль чем то обосновывал свои слова ....наверное в архивах работал.... Основным доказательством этому являлся московский говор уральских казаков, который так поразил и мою маму Валерию Ильиничну Турманину в 1950-ых годах, когда она работала в тех местах в экспедиции. А у мамы в роду по женской линии были очень древние московские корни. И может поэтому мой папа Михаил Яковлевич Сереберцев вызвал у нее такой огромный интерес, что она связала с ним свою судьбу, создав семью

Denis: Воспоминания В.И. Турманиной о жизни в Факеево: http://www.liveinternet.ru/users/4316166/rubric/4786896/

Ефимия: Из метрической книги 1903г. 24 января. Казак Глиненской станицы ,Бородина поселка Иоанн Сафонев Карташов,единоверец,первым браком 22-х лет. Казачья дочь Глиненской ст,Бородина пос .Ульяния Николаева Чераеаева,единоверческая,первым браком 18 лет. Поручители по жениху:Глиненской станицы,Бородина пос,казак Авдей Тимофеев Синильников и 2-го Глиненского пос.казак Афанасий Николаев Селькин. по невесте: Глиненской станицы,Мокринского пос.казак Иван Савельев Макеев и 2-го Глиненского пос.казак Вонифатий Иакимов Черакаев.

Ефимия: 21 января 1903 года Иоанн Сын казака Глиненской станицы,Бородина пос. Иоанн Сафонев Карташов 22-х лет от рождения состоящий в расколе беспоповщинской секте,присоединен к православной Греко-Российской церкви с оставлениемего прежнего имени. При миропомаз.присутствовали Глиненской ст,Бородина пос.урядник Феопент Никитин Хорошкин и вдова казака 2-го Глиненского пос.Феодосия Иванова Черекаева. Священник Ипатий Корин. Дьякон Петр Аржанов.

Ефимия: 21 января 1903 г. Симеон Сын казака Глиненской станицы,Бородина пос.Симеон Сафонтев Карташов, состоящий в расколе безпоповщинской секты присоединен к православной Греко-Российской церкви 18 лет от рождения с оставлением его прежнего имени. При миропомаз.присутствовали Урядник Глиненской ст,Бородина пос.Фиопенит Никитин Хорошкин и казачья жена того же пос.Капетолина Федорова Понамарева. Св.Корин. Д-н Аржанов.

Ефимия: 21 января 1903г Павел Сын казака,Глиненской станицы,Бородина поселка Павел Сафонтев Карташов состоящий в расколе в беспоповщинской секты 16 лет от рождения присоединен к православной Греко-Российской церкви с оставлением его прежнего имени. При миропомаз. присутствовали Урядник Глиненской станицы,Бородина поселка Феопенит Никитин Хорошкин и казачья жена того же поселка Акилина Артемонова Карташова. Св.Корин. Дьяк.Аржанов.



полная версия страницы