Форум » Разное » Одежда казаков » Ответить

Одежда казаков

Георгий Гугня: Черкеска, бешмет, чекмень, башлык - одежда казаков. Костюм как нельзя лучше отражает уникальность сложившейся культуры казачества. С одной стороны - казаки люди очень русские, чем гордятся. С другой - их история и география так уж сложились, что казаческое сообщество - по природе своей глубоко интернациональное. Казаки торговали и воевали с соседями, брали замуж полонянок, теряя людей в походах, охотно пополняли войско за счет иноземцев и иноверцев. В 1647 году дьяк Хотунский, говоря о казаках, отмечал: "...живут в тех местах изстари кочевым обычаем, и с ними живут разных вер люди, литва и немцы, и горские, и запорожские черкесы, и крымцы, и ногайцы, и азовцы". "Калмыкам столько нравилась жизнь казачья, что они охотно поступали в их общество и заключали союзы и договоры о вьючном совместном житии и служении" - читаем мы у известного исследователя казачьего быта В. А. Сухорукова. Казачья жизнь нравилась не только калмыкам. С начала XVII века в состав войск входили и татары, которые назывались "наши татаровя", считались вполне казаками и несли службу наравне с остальными. В Черкасске ими была заселена целая станица - татарская слобода, имевшая свою мечеть и самоуправление по казачьему образцу. Казаки вообще, и в особенности донские, так сроднились с татарами, что еще в XVIII веке говорить дома по-татарски считалось у них обычным явлением. В конце XVII века на Дон начинают активно переселяться русские и украинские крестьяне, после раскола православной церкви во множестве едут старообрядцы. Плюс к тому на Лону живут евреи, армяне, греки, переселившиеся из Крыма, выходцы из Дагестана... Представление о национальном составе Донского войска дают старинные казачьи фамилии: Греков, Грузинов, Евреинов, Ляхов, Татаркин, Туроверов... Вся эта национальная пестрота чрезвычайно ярко выражается и пестротой казацкого костюма. "Их одежда, уборы и оружие, - пишет Сухоруков, - принадлежали разным племенам и народам. Собственно своих одежд долгое время у них не водилось. Русские, турецкие, черкесские и татарские одежды составляли их пестрый наряд, иногда по цветовой гамме и сочетанию вещей весьма и весьма странный. Один являлся в лазоревом атласном кафтане с серебряными нашивками и жемчужным ожерельем; другой - в камчатном или бархатном полукафтане без рукавов и в темно-гвоздичном суконном зипуне, опушенном голубою каймою; третий - в камчатном кафтане с золотыми турецкими пуговками и в настрафильном зипуне. У всех шелковые турецкие кушаки, и на них булатные ножи в черных ножнах, оправленных серебром; красные или желтые сафьяновые сапоги и кунья шапка с бархатным верхом. Многие одевались в богатые турецкие, черкесские и калмыцкие платья, украшали себя оружием, оправленным с азиатской роскошью серебром и золотом под чернию". А атаман донской зимовой станицы Савва Кочет так описывает казаков в Посольском приказе: "...платья де они носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравитца: иные де любят платье и обувь по-черкески, и по-калмыцки, а иные обыкли ходить в руских стародревнего обычая в платье, и что де кому лутче похочетца, тот тако и творит. И в том де междо ними распри и никакого посмеханья друг над другом нет". Основной деталью казацкого мужского костюма являются, вне всяких сомнений, штаны - древнее скифское изобретение, без которого невозможна жизнь конника. Широкие шаровары, которые казаки носили почти до конца XIX века, в точности такие же, как те, что находили при раскопках древних курганов. Помимо шаровар мужской казачий костюм включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы). Поверх рубахи надевался зипун. Зипун - это вид распашной одежды полуприлегающего, расширенного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота. Исключительно удобная одежда, особенно для верхового. Зипун считался настолько важной деталью туалета, что нередко походы за военной добычей назывались "походами за зипунами". Также носили казаки бешмет - кафтан с перехватом, иногда отрезной в талии, но не со сборками, а с клиньями. Его шили из разных тканей, иногда из шелковой восточной материи, на подкладке, часто стеганным на вате. Говоря о женской традиционной одежде, разберемся для начала, кто же такие настоящие казачки. В одной из исторических хроник пишут: "На Дону казаки сперва жительством, нравом и поведением своим совсем Запорожским казакам подобны были. Ибо как сказывают сами, не имели жен и терпеть их не могли; но как стали за добычыо отходить, то в промыслах своих доставали от Турок, Кумык, Крымцев, Кубанцев, Черкес, от разных горских Татар и из прочих мест всякую пажить и людей, в том числе и женский пол, оных стали брать за себя и сожительствовать с ними". Полонянки - поначалу это были преимущественно татарки и турчанки - долго сохраняли традиционную одежду своего народа. К примеру, штаны, неприличные русской женщине, зато любимые женщиной восточной, долго были типичным предметом гардероба казачек. Так же как и мужчины, дамы носили домотканую рубаху. Правда, она была несколько длиннее мужской, да и понаряднее. Рукава, узкие от плеча и расширяющиеся книзу, обшивались в два-три ряда цветными лентами. Ворот и подол были "перетканы рядами, цвятками, как кому нравится". Девки, для которых такая рубаха до венца служила верхней одеждой, подпоясывали ее ярким шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах. Замужней женщине поверх рубахи полагалось носить сарафан - в разных станицах его называли кубелек или сукман. Этот самый кубелек, чисто восточная штучка, напоминавшая по покрою татарский камзол с очень короткими и узкими рукавами, шили из окрашенного в яркие цвета сукна, а кто побогаче - и из парчи. Лиф застегивался серебряными или позолоченными пуговицами. Параллельно им шел второй, декоративный ряд пуговиц - золотых или низанных из жемчуга. По подолу кубелек обшивали широкой шелковой лентой (обычно красной или синей), а по самому краю - ажурной тесьмой. Под грудью всю эту красоту перехватывали поясом из позолоченных серебряных звеньев, либо бархатным, шитым жемчугом. Во второй половине XIX века на смену кубелеку приходит сарафан, подчеркивающий пышные формы его обладательницы. Задняя часть этого сарафана была вся в сборку, и материи на нее шло в 4-5 раз больше, чем на переднюю. Все эти сборки украшали лентами, и повязывали сарафан широким плисовым поясом ниже талии, чтобы сзади "сборы были видны и ленты". Выходя из дому летом, женщина набрасывала на плечи каврак - халат из шелка или парчи. Зимой - шубу, конечно же. Шубы шили длинные, в виде широкого, запахивающегося халата, колоколом расходящегося книзу. Подбивали лисьим, беличьим и заячьим мехом, покрывали сверху сукном, шелком, штофом, атласом. Те, кто не мог себе позволить шубу на лисе, ходили в овчинной. Также по холоду носили ватные пальто (плиски, жупейки) и кофты (ватянки, холодайки). Что до головных уборов, то казачки на протяжении более чем двухсот лет к татарскому платью надевали совершенно русскую кичку - высокую жесткую шапочку с круглым дном либо рогатую, вроде пилотки, надетой поперек. На кичку шел сложенный в несколько слоев холст. Его прошивали густыми рядами суровыми нитками, а потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди навешивали налобник, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали расшитый подзатыльник. Кичку украшали золотом, шелком, бисером, жемчугом, а бывало - и алмазами. Кое-где вместо кички носили вязаный колпак или колотовочку (небольшой платочек, завязанный наподобие банданы, и прикрывающий лоб). Поверх колотовочки надевалась шаль - с боков ее слегка закладывали внутрь, а надо лбом поднимали "уголком". Зимой поверх всего этого великолепия надевали еще один платочек, т.н. знузданку, - концы его связывались на макушке так, чтобы знузданка закрывала уши. Однако веяния времени не обошли казачество стороной. Во второй половине XIX века казачки в большинстве своем сменили чирики на туфли, а на головы вместо кичек водрузили модные чепчики и шляпки. Примерно в это же время сформировался комплекс военного казацкого костюма. Обмундирование донских казаков состояло из темно-синей куртки на крючках, зимой - темно-синий чекмень - куртка того же покроя, но длиной до колен, с темно-синим воротником, обшлагами и погонами с выпушкой прикладного цвета, темно-синих шаровар с лампасами. Головной убор - черные папахи либо фуражки с козырьками, красным околышем и темно-синей тульей, вытянутой вверх наподобие колпака. А для кубанских казаков, наоборот, черкеска черного сукна. Количество газырей, расположенных на груди с каждой стороны, первоначально равнялось десяти, но со временем увеличилось до 15 (калибр патрона винтовки, бывшей в употреблении у казаков Кубани, - 15.24, что равнялось 6 линиям). Крайние внешние газыри по своей высоте были на треть меньше основного ряда, в котором в специальных пеналах хранились капсюля. Бешмет - зимняя форма одежды - из белого шерстяного сукна, подбивается каракулем черного (темно-коричневого) цвета. Кубанский башлык - съемный капюшон с кожаными накладками на швах и удлиненными полами для защиты лица в ненастную погоду, прототип современной лицевой маски, - всегда красный. Точно как и рубаха "косовороткой", одеваемая под черкеску тоже красного цвета. На голове чаще всего кубанка - папаха уменьшенной высоты. У кубанских казаков на шароварах отсутствуют лампасы - это одно из основных отличий. Форма покроя прямая. Как мы видим, форма сохранила ряд традиционных элементов мужского костюма - бешмет, черкеска, чекмень, бурка. В то же время такие элементы формы, как китель, гимнастерка, фуражка, настолько полюбились казакам, особенно донским, что получили широкое распространение в качестве повседневной одежды. Кубанские же казаки остались верны своим кубанкам и газырям. К слову, кое-что из обмундирования конца XIX - начала XX века казаки носили и при советской власти. Во время Великой Отечественной войны, например, их полевая форма, представляла собой винегрет из предметов униформы образца 30-х годов, дореволюционного обмундирования и униформы образца 1941/1943 годов. Казаки упорно не желали расставаться с папахами и носить положенные по форме ушанки. И никакая советская власть не смогла вытряхнуть их из любимой черкески с газырями, в которой казачество щеголяет на протяжении нескольких веков. Текст: Екатерина Костикова, "Костюм имени дружбы народов", журнал "Националь" № 01/2004

Ответов - 197, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Георгий Гугня: Татарка - верхняя одежда Уральских казаков

vl-vl: Да уж! Смотрится гораздо лучше, чем обычная гимнастерка с шароварами.

Георгий Гугня: Пошив уральской казачьей одежды налажен в городе Уральск. На фото первые экземпляры. Все делается под старину под руководством опытного специалиста. Принимаются заказы. Сдавшему в утилизацию узбекский чапан-скидка.

Георгий Гугня:

vl-vl: А сапоги, шаровары где добываются? Какова примерная цена татарки?

Георгий Гугня: Сапоги в Москве.. Шаровары могут пошить в Уральске...Татарка стоит около 4000 рублей.. Индивидуальный пошив.. Владимир, у вас есть чапан?

Георгий Гугня: По цене поправлюсь от 4000 до 5000 рублей

vl-vl: Папаха?

Георгий Гугня: Папахи делает Саша Мертикаров ( УЯКО) цена 3000 р была. Делает хорошо. В Москве можно достать дешевле, но мех бывает часто не очень хорошим... Саша мех подбивает всегда правильный..

TatianaIE: Из книги Мартынова к 100-летию лейб-гвардейской сотни.

alexkz2010: Нашёл в сети Это костюм для выступления уральских казачек? Или что то напутано? Фото в не очень хорошем качестве Русские в Азии. Справа вверху гравюра.

Шелудяк: Заметки о народном быте и одежде уральских казаков(*). Не ясные-то соколики слеталися, Не Хивинские визирушки съезжалися,- Соходилися, сбирались добры молодцы За единый круг. Ребята думу думали: А кому из нас, ребята, Атаманом быть? Атаманом быть, ребята, Есаулом слыть? Уж мы выберем, ребята, Атаманушку, Уж мы выберем, ребята, Есаулушку. Атамана-то мы выберем походного. Есаула-то мы выберем залетного. Атаман-то говорит, что труба трубит. Есаул-то говорит, что свирель свистит. Еще долго ль нам, ребята на Дарье стоять? На Дарье стоять, ребята, караул держать? Ах, мы Сыр-Дарью пройдем рано с вечера, Мы Кувань-Дарью пройдем во глуху полночь, Мы в Хиву взойдем, ребята, на белой заре, Мы Хивинскому визирю не поклонимся, А с его женами, братцы, познакомимся!... Так народная песня рисует нам быт первых обитателей Яика… Но было время, когда его берега, обрамленные густыми зарослями, слышали только голоса животных, да изредка их оживляла унылая песня кочующено Монгола. Пришла другая пора и на этих пустынных берегах явился человек, принужденный основать здесь оседлую жизнь. Историки относят это время к началу XVI столетия, а рассказ Гугнихи (**) приводил нас к последней четверти XV века, когда горсть смельчаков с Дона, разбойничая по Каспийскому морю, вошла в устье Яика и основала здесь свою первую стоянку. Это было первым шагом к оседлости и эта горсть казаков была первым ядром поселения на Яике. (*) – Примечание. Автор этих «заметок», помещая статью свою, объяснил Редакции, что в числе, данных ему официальных поручений, на него было возложено составить описание народной одежды Уральских казаков, которое могло бы служить дополнением и разъяснением для коллекции костюмов, отосланных в Москву, на Русскую Этнографическую Выставку. Вследствие этого, автор настоящей статьи просит читателя быть снисходительным к его труду, если он не встретит в нем строгой последовательности в изложении, заявленных им фактов. Редакция. (**) – Сочинения и переводы, к пользе увеселению служащие. Июль 1762 г. Топография Оренбургской Губернии. Интересно было бы взглянуть на состав тогдашнего населения, которое могло бы до некоторой степени напомнить собою характер Американской колонизации. Сходство заключалось в том, что уроженцы цивилизованных т Европы переселялись в Америку, избегая тесноты своей родины, и у нас на Урал шли люди искать большого простора. Между ними были люди, недовольные современным порядком вещей, люди, искавшие спасения в бегстве во время кровавого царствования грозного царя Ивана Васильевича, потом старообрядцы, желавшие на свободе исполнять обряды своей секты и наконец, люди, которым не нравилась крепкая оседлость и мирный труд своей родины. Яик должен был остановить это движение: на Восток и на Юг от него лежали пустыня и море, примыкавшие к владениям, которых население было враждебно для всякого русского по жизни и религии, а на запад лежали владения Русских Царей, куда не желали возвращаться Яицкие колонизаторы, имея на это свои причины. Условия, при которых поселились здесь первые казаки, сразу поставили их в такое положение, о котором может быть и не думали эти удалые головы. Василий Гугня, отправляясь на «промысел» или «паче для воровства, наготовил запасу, сколько было надобно». Нельзя дать вероятия, чтобы утлые лодки Гугни и его сподвижников были в состоянии выдерживать долгое плавание по открытому морю и чтобы смельчаки, составлявшие шайку Гугни, позаботились о снабжении себя провиантом на долгое время и наоборот очень вероятно, что войдя в устья Яика, суда казаков были в не совсем надежном положении, а провиант на исходе. При таких условиях пускаться в море на дальнейший «промысел» было бы безумием. А между тем в устьях Яика рыбы было в то время «что сору» (*). Стоило протянуть сеть и в несколько часов вся партия казаков была бы обеспечена провиантом на несколько дней. Помимо этого, густые, камышовые и лесные заросли (знатно что тогда там лесу было довольно)(**), обеспечивали импровизированную стоянку казаков от ветра и непогоды, не говоря уже про то, что в стратегическом отношении предоставляли им возможность основать здесь сборный пункт после промыслов. (*) – Топография Оренбургской губ., соч. Рычкова. Стр. 104 – «усмотря, что тут рыба от множества дохнет». (**) –См. Топография Оренбургской Губернии. Стр. 102. Одним словом эта местность была находкой для казаков: хочешь, как Бог велел, снискивать в поте лица хлеб свой- дело было и под боком и под рукой. Кроме рыбы, которой кишмя-кишил Яик, берега представляли обильную добычу: в камышах бродили кабаны, а за камышами в степях, «сайгаки» (*). Все было легкой добычей тогдашнего поселенца, не исключая и густых зарослей, которые давали защиту, свет и тепло для его шалаша. И очень может быть, что дальнейшая жизнь этого общества сложилась бы и явилась в совершенно других формах, чем теперь, если бы не такое обстоятельство, что для другой партии авантюристов, которая «знала на что шла», Яик не представлял еще особенных выгод: по обоим сторонам реки, скитались рассеянные толпы татар, потомков ненавистных повелителей России, которых ограбить тогдашние казаки не считали грехом. (*) – «Сайгак» - род дикой козы, Правильное название этому животному «Сайга» (antilopa saiga). В этих грабежах была для казаков не одна добыча и удаль: нет ничего удивительного в подвиге, инициативой которого служил голод. Важными последствиями этого дела являются те основания, из которых в последствии выработались формы народного быта. Чтобы пояснить это, допустим следующее положение: жертвою одного из разбоев казаков Яицких был- Азиатский караван. Откуда бы ни шел этот караван: из Персии, Хивы или Бухары вид товара, который он вез, был почти однородный и первое на что обратили свое внимание казаки,- были халаты и другие принадлежности одежды, которые впоследствии сделались основаниями народного костюма. Здесь мы останавливаемся, потому что дошли до важнейшего из предметов, разработке которых посвятили настоящую статью. Продолжение будет.

Шелудяк: Продолжение. Мы видели, какое пестрое и разнохарактерное население впервые появилось на Яике, и если даже допустить, что господство в нем принадлежало беглым казакам с Дона и других мест, то и тогда с достоверностью можно заключить, что одежда первых поселенцев Яика не имела никакой общей физиогномии. Когда же доносились рубища этих бродяг, подоспевший караван с халатами был очень кстати, потому, что доставил обитателям Яика общую и даровую одежду, в которую волей-неволей облеклись эти авантюристы. Потом когда изорвались эти халаты, следующий, неосторожный караван снабдил их новыми и т. д. И очень вероятно, что не одно поколение казаков и не один раз меняло таким образом свою одежду. Потом, когда при развившейся оседлости, народ обратился к мирному труду, халат продолжали носить по привычке, с той разницей, что он приобретался не разбоем, а меной или покупкой. Наконец, в последствии, когда окрепла оседлость, наступила более мирная жизнь, когда жены и матери стали сами обшивать казаков,- и тогда халат остался господствующей формой одежды, не смотря на те изменения, которые он претерпел в первобытном своем виде. Чтобы доказать это, мы перечисляем предметы одежды Уральских казаков: 1.) «Халат» (pure-sang) с рукавами широкими, суживающимися к кисти рук. Шился их шелковых и полушелковых, различного, часто пестрого цвета материи; в летнее время шился из нанки и других легких материй. 2.) «Зипун» - Тот же халат, с более широкими рукавами, шился преимущественно из сукна, одного цвета. Самый нарядный зипун был малинового сукна, обшитый у ворота и у рукавов узким золотым галуном. 3.) «Тулуп», или тогдашняя шуба- был тот же зипун, обшитый по вороту и подбитый, смотря по состоянию, более или менее дорогим мехом. 4.) «Бешмет»- укороченный до колен халат, походил покроем к татарскому бешметю и застегивался у груди на 3 или 4 пуговицы. По вороту и по борту, обшивался иногда галуном. Эта принадлежность Уральского костюма, судя по тем сведениям, которые мы получили из рассказов старых людей, играл в одежде роль прежнего камзола, или нынешнего жилета; а потому в старину часто шился таким образом, что перёд бешметя был шелковый, а спина и рукава из китайки, или другой какой-либо не дорогой материи. Вот главнейшие виды старинной, верхней одежды Уральцев, о форме которой мы постарались узнать самыми тщательными розысканиями и нас очень удивляют слова Палласа, который говорит, что на Яике «мужчины носят обыкновенное казацкое, или Польское платье» (*). (*) – См. путешествие по разным провинциям Российской Империи. Часть 1-я стр. 416. Переходя к головному убору, мы, на первом плане, встречаем шапку с широким бархатным, или мерлушчатым околышем и высоким остроконечным верхом, который делался преимущественно из малинового бархата или сукна и обшивался узким золотым галуном. Эта форма головного убора также обличает господство Азиатского элемента, напоминая собою Персидскую конусообразную шапку. Следующая затем принадлежность парадной одежды старинного казака- обувь его- так же напоминает собой Азию. Не говоря уже об ичигах (*) которые, в неизменном виде, употреблялись и отчасти употребляются казаками в домашнем быту,- старинные сапоги шились из кожи разных цветов и часто передки и оторочка голенища были алого цвета, а остальное черного. (*) – «Ичиги» - разноцветного сафьяна сапоги. Покрой нижней одежды, которая иногда шилась из шелка с разноцветными «ластовицами» подходил к Азиатской рубашке прямым воротом и широкими воротниками, часто обшиваемыми галуном или шнурком. Кроме этого, рубаха шилась несколько длиннее Русской, а известно, что Азиатцы носят очень длинные рубахи. Задняя часть казачьих панталон кроилась «ширинкою» т. е. в этом месте была вставка, весьма удобная для казака, при верховой езде, как уверяют портнихи тогдашнего времени. Одежда нынешних казаков несколько утратила свою форму, хотя все-таки основы ее остались прежние. У стариков остался прежний головной убор: зимою – тряух- шапка с круглым суконным верхом и наушниками, подбитыми лисьим мехом; а летом «шляпа»- точная копия с тех, которые носят русские попы. Молодежь носит мерлушчатые шапки, но уже без бархатного верха, без галунов и без золотой кисти, которыми украшалась прежняя шапка. Летом же, казаки нашего времени носят по большей части форменные фуражки, по засаленным образцам которых можно изучать покрой и форму казенного головного убора Уральских казаков, начиная от фуражки, с синим околышем и кончая новейшими кэпи. В основе верхней одежды нынешних казаков остался все тот же халат как необходимое платье дома и в особенности на молитве (*). Но кроме этого, халат считается почтенной и щеголеватой одеждой…. (*) – В Никольскую церковь, в Уральске, не пустят никакого джентельмена без этой одежды. Вероятно старообрядцы, прихожане Никольской Церкви так наивны, думая что не только все благочестивые люди, но и все святые ходили в халатах. Может некоторые с презрением отворотятся от этого костюма. –Фи- скажут они,- халат!.. Это обломовщина!.. Это девиз лени, бездействия и равнодушия ко всему!- Здесь мы ловим на слове нашего читателя или читательницу и спешим объяснить им, что халат, надетый молодым, Уральским парнем, носится им с не меньшей ловкостью, нежели носит свой фрак любой dandy Лондона. Разница заключается в том, что франт Европы обращает внимание на грацию в изгибах фалд своего фрака и на цвет его, долженствующий подходить к его жилету, цвета например «испуганной мыши». Наш «Петряй» (Уральский petit-maitre) ловко подвернув под левую руку полы своего халата и звонко «вычебачивая» (*) на балалайке «бышеньку» (**), остается в непреклонной уверенности испепелить сердце первой попавшейся ему- красавицы-Уралки, мимо которой гордо проходит он махая концом «индийской ширинки» засунутой в голенищу его сапога (***). И часто может быть dandy, облеченный в модный фрак с меньшим успехом достигает им своей цели, нежели наш парень своим халатом. (*) – «Отчебачивать» - значит наигрывать. (**) – «Бышенька», один из местных мотивов, подходящих к мотиву казачка. (***) – «Индейская ширинка» - шелковый, продолговатый платок. Молодежь старого времени франтила таким образом и как бы хотела сказать этим: «что платок, которым женщина или девушка повязывает свою голову, они, казаки, употребляют вместо портянок, обвертывая им ноги». Чтобы пояснить наше последнее замечание, приводим описание одной игры народной, неупомянутой ни одним этнографом Уральского войска. Продолжение будет.

Шелудяк: Продолжение. Дело происходит зимою, в глухом, степном хуторе, которого околица и дома занесены глубокими сугробами снега. Ночь. Все благочестивые люди легли спать, и лишь в окнах одной избы виден свет, который яркою полосой ложится поперек улицы, и оттуда несутся звуки гармошки и балалайки. В доме этом есть невеста и сегодня там «вечерка»- удовольствие, которое заставляет трепетать сердце молодой Уралки, как бал, или многолюдный вечер, где только что должна появиться молодая девушка, принадлежащая к джентельменскому обществу. Войдем в эту избу, читатель. Не бойтесь, нас пропустят: это не «крестовая» (Уральский синоним молельни)- только бросьте курить вашу сигару. Сени и «горница» т. е. передняя часть избы запружена толпою парней и девушек; в тесноте этой толпы вы не сразу заметите костюмов, но первое, что вам бросится в глаза- это венок из цветов на голове невесты, а рядом с нею сидящий кавалер- ее жених. Общество уже сыграло, «в веревочку», «в соседа» и т. п. и так как на дворе уже наступила глубокая ночь, то все находятся в том усталом состоянии, какое представляет собою молодежь на наших балах перед мазуркой; многие продолжают еще, хотя уже лениво разговаривать, острить и шутить с девушками, другие сговариваются выкинуть какую-нибудь шутку, а некоторые, так же как и на наших балах стоят задумавшись в углу, соображая предстоящее объяснение с возлюбленной, свое последнее слово… Проходит время раздумья и отдыха… Наконец пауза прерывается одним из парней, который прибегает со двора в избу, с известием, что скоро начнет светать, что надо будет часа через два, три, ехать за сеном, словом, что пора играть «в кошары» (*). (*) – «Кошар» - род шалаша, убежище в степи. Это один из видов кибитки, юламейки и других жилищ кочевого населения и хотя имеет иногда самые миниатюрные размеры, но все-таки состоит из деревянного корпуса, обвернутого кошмами, представляя собою форму усеченного конуса. Это известие оживляет кавалеров и дам и первые устраивают арену для игры, что делается впрочем очень просто: те скамьи, на которых сидели девушки (бабы на вечерки не допускаются) ставятся в два ряда и на таком расстоянии одна от другой, чтобы лишь можно было поместить между ними ноги участвующих в игре. Потом на один ряд скамеек помещаются девушки, а напротив садится ряд кавалеров, каждый лицом против своей дамы. Конечно жених садится против своей невесты. Затем… Чтобы вы думали, читатель?.. Каждый парень, забрав полы своего халата, опрокидывает его на себя и вместе с тем на голову, сидящей против него, девушки… и только!.. Посетитель, не принимающий участия в игре, будет стоять целый час и ничего не поймет в этом деле. Он услышит только смех в одном кошаре, тихий задушевный говор в другом, да изредка, резкий крик даст знать, что рука шалуна парня забралась под чужой кошар. Но через несколько дней, или через неделю, вы услышите о последствиях этой игры: Василий усватал Наталью, Петр- Анну, Григорий- Марью… вот и вините халат, особенно, когда в последствии вам почтенный дядя Григорий, с любовью закрываясь своим, уже обветшалым халатом и припомнив эпизод своей молодой жизни, со вздохом скажет вам:- в этом халате я игрывал с моей Маринькой в кошары… Заключая наши замечения о значении халата в народной одежде, мы припоминаем, слышанные нами, рассказы о впечатлении, которое производит этот костюм на лиц, в первый раз приезжающих в Уральское войско. – «Мы привыкли видеть в халатах лиц самых к нам близких, и то не во всякое время, рассказывала одна молодая, приезжая дама,- а когда увидала на улицах Уральска целые толпы народа в халатах,- мне казалось это так странным, что я конфузилась первое время». Займемся другими вариантами халата: «бешмет» можно встретить теперь как большую редкость и экземпляры сего костюма, которые нам привелось исследовать, были сделаны из одинаковой со спиной и рукавами материи. Также редко попадаются «зипун» и «тулуп», часто заменяемые купеческими шубами, с большим отложным воротником. Что же касается до щегольской обуви старинных казаков, ее нельзя найти и следа. Все нынешние казаки носят высокие сапоги черного товара и только немногие старики сохраняют свою характерную обувь- «багренные сапоги» слывущие у нас, на Урале, под названием «сомовьи головки». Особенность этой обуви заключается в ее огромных размерах и в широких, совершенно- круглых носках, от которых они получили свое название. Как один из остатков родной старины, эти сапоги берегутся казаками только для багренья.- А потом что вы делаете с ними, дедушка? Спросили мы. – А потом, со вздохом ответил старый казак, бросим их на «подволку» (чердак) и лежат они там пока мы не вспомним свою старину… Эх, было времячко… было оно… да сплыло! Описывая старинную, мужскую одежду, мы упустили из вида один из важных вариантов халата известного на Урале под названием «халатика» или «стеганки», которая есть ни что иное, как род халата, укороченного до колен. Одежда эта шьется преимущественно из черной нанки и простегивается на вате. Этот костюм вполне удержался до сего времени и в молодом поколении казаков, и не так давно один из бывших Атаманов Уральского войска (*) пытался ввести его в состав форменной одежды, имея в виду то, что халат с большим удобством может заменить казаку китель, как вещь красивая, легкая, не маркая и постройка ее делается домашними средствами. (*) – Свиты Его Величества, Г.-М. Столыпин. Вот главнейшие виды мужеской, народной одежды, которые наиболее бросаются в глаза. Вообще же, мужеской костюм перетерпел столько изменений и прибавлений, что мы, по невозможности перечислить их все, ограничимся следующими замечаниями: в Северной полосе войска, где уже отразилось влияние соседственного, хотя смешанного, но все-таки русского населения, встречаются и в костюме русские детали, как например армяк, под час можно встретить лапти и т. д. В Средней и Южной полосе является полнейшее разнообразие, как в головном уборе, так и в других подробностях одежды. Тут, кроме старинного тряуха, старинной шляпы, являются и татарские шапки и, как мы уже сказали, фуражки всех образцов. Благодаря обмундировке казаков на свой счет, мундиры играют немаловажную роль в народной одежде и, отслуживши срок свой, подвергаются в руках казачек крайне- своеобразным изменениям. Так например некоторые казаки, преимущественно Гурьевцы, переделывают из своих мундиров и даже шьют вновь род дву-бортных курток, всегда из синего сукна, (сколько нам случалось замечать) с темными пуговицами и юбкою, около 4-х вершков длины. Потребность в таком костюме вероятно образовалась вследствии того, что большая часть Гурьевцев побывала в море, где главная основа одежды- халат оказался неудобным. Но и без этого последнего изобретения, халат и его варианты употребляются без помехи на работе или на промысле. Для этого стоит только, как говорится на Урале «подшаровариться» т. Е. собрать полы халата в холщевые, или суконные шальвары, которые потом стягиваются гашником. Продолжение будет.

Шелудяк: Окончание. В караване, разграбленном казаками Яицкими, не было никаких принадлежностей женской одежды, кроме материалов для нее; наконец христианка, жена тогдашнего казака, была в полном разобщении с азиатцами, даже тогда, когда она до замужества была их землячкой. Все это было причиной того, что татарский элемент самыми ничтожными последствиями отразился в одежде Уральской женщины, что может увидеть читатель из следующего перечня принадлежностей древнего женского костюма: Начнем с головного убора, который у замужних женщин назывался «сорокою», это был род глухого кокошника с покрышкою малинового, или темно-зеленого бархата. Перед сороки, называемый «налобником», вышивался жемчугом и драгоценными камнями, почему этот головной убор часто имел значительную цену. В Уральске, в семействе Г. М…ва сохраняется сорока, стоимость которой в Петербурге оценена в 10/т. руб. сереб. Покрышка и бока сороки, или лопасти ее, обшивались золотым галуном. У бедных людей драгоценные камни сороки заменялись тяжеловесами, стразами, а жемчуг- бусами. Для того, чтобы сорока, как следует, сидела на голове, волосы заплетались в две косы и обвивались поперек головы; потом на эту прическу надевался «подкокошник» сделанный из весьма плотной материи, а затем уже надевалась сорока. Сверх ее повязывался длинный, кисейный, расшитый золотом, серебром, а иногда и шелком платок, концы которого слабым узлом завязывались под горлом. Касательно повязки этого платка была еще особенность: когда Уралка ехала кататься, концы платка завязывались назади. Вот подробное описание старинного, бабьего головного убора и мы снова остаемся в удивлении, и читая такое описание у Палласа, который говорит, что женщины на Яике носят на голове «чепцы, торчащия вверх с круглой и плоской покрышкою» (*). (*) – Путешествие по разным провинциям Российской Империи стр. 416. Головной убор девушки отличался следующим: волосы заплетались в одну косу, к концу которой прикреплялась золотая «кисть», довольно массивная; кроме этого, сзади головы привязывалась «лопасть», имевшая форму трапеции; узкая сторона ее, параллельная нижнему краю лопасти, имела выемку, которая охватывала затылок. С наружной стороны лопасть обшивалась разноцветными материями и ими определялись места различных частей лопасти, как-то: «подзорина»- отверстие в середине лопасти, через которое продевалась коса; а места, на которых лежала прикрепленная к ней кисть, назывались «подкистниками»- «большим» и «малым»; другие части лопасти назывались «подцепник» и «зеркальце». Лоб девушки украшался «поднизкою», т.е. снизанной из более или менее крупного жемчуга сеткою, прикрепленной к золотому галуну, которым и обвязывалась голова. Весь этот убор был праздничный, или парадный; в обыденное время , голова повязывалась платком и преимущественно «ширинкою», то есть тем же платком, но продолговатым. Ширинки были всегда шелковые и носили различные названия, как-то: «барсовая», «индейская», «итальянская» и др. Старухи носили платки более темных, а молодые женщины и девушки более светлых цветов. На молитве и девушка не могла являться с непокрытой головой и повязка опускалась на лицо. В основе одежды казачек были, как и теперь.- «Сарафан» и «рубашка». Сарафан казачий шьется под горло с широкими проймами. Ворот и проймы (кроме той части последних, которые приходятся под мышками) обшиты галуном. Спереди, начиная от шеи до подола, идет двойной ряд галуна, который внизу, по подолу расходится вершков на 5-ть в каждую сторону. (Эта часть галуна называется «усами»). Сарафан кроится косыми, с складками на верху, так что в начале узкий настолько, что лишь может охватить горло, он постепенно расширяется к низу и в подоле становится очень широким. Между двумя рядами галуна, от шеи и до подола, нашивается ряд высоких, золотых и серебряных пуговиц, сделанных в a jour; число пуговиц, смотря по росту, бывает от 17-и да 19-ти. Материи для сарафана употреблялись различные; большая часть их уже не существует ныне. Сарафаны были: «парчевые», «зарбатные», «перюсеневые», «канаватные-ленточные», «канаватные-черенковые», «тафтяные» и т.п. Покрой прежней рубашки, надеваемой при сарафане, был тот же что и ныне. К ситцевому, а у бедных к выбойчатому стану рубахи, пришивались широкие в плечах и суженные у кисти, «рукава», плечи которых, называемые «выставками», всегда делались из материи совершенно другого цвета и более нарядной, чем рукава, от которых они отделялись широким, серебряным или золотым, часто с рубцами (городками) галуном. Надев рубаху, казачка очень высоко, почти у самой груди подпоясывалась узким плетенным шнурком, который вместе с крестом на шее (*) был непременной принадлежностью каждого Уральца и Уралки и с ними они клались в гроб. (*) – Крест носится также на шнурке, а у женщин иногда на бисерном, или серебряном «гайтане». Надетый на рубаху сарафан повязывался с свою очередь поясом из крученного шелка, тканного золотом и серебром. На фоне ткалось черным шелком имя, отчество и фамилия владетельницы пояса. Работа этих поясов, которых концы украшались кистями, производилась самими казачками и мы считаем долгом указать на нее как на результат труда Уральской женщины, о деятельности которой весьма невыгодно отзываются лица, писавшие об Уральском войске и Паллас, упоминая об этом, говорил что «женский пол на Яике любит увеселение и имеет склонность к щегольству и любви». Сверх сарафана, надевалась «фуфайка»- расшитая из парчи, или другой, шитой золотом и серебром материи, круглый воротник фуфайки и подол ее обшивался галуном; рукавов не было. В зимнее время фуфайку заменяла «шубка» довольно короткая, подбитая беличьим, или лисьим мехом и обшитая по краям «порешною». Фуфайка, единственная деталь костюма, похожая покроем на бешмет, напоминает собой азиатское влияние, которое отразилось также и на обуви старинной женщины, называемой «чарыками»- род туфель, перед которых был вышит золотом и серебром. Под чарыками носились «кастровые» чулки - синего цвета, со «стрелками». Одежда современных Уралок отличается от старинной преимущественно головным убором. У девушки, как в старину, заплетается коса, но нет прежней «лопасти» и «кисти», которая заменяется бантом из лент; удержалась только «поднизка», да и та встречается реже и реже. У женщин, на заплетенные в две косы, волосы надевается «волосник» сделанный из картона, обшитого коленкором, или шелком. Поверх волосника надевается шелковая «косынка» расшитая в узор золотом и серебром и связывается сзади узкой лентою. Эта повязка волосника требует некоторой ловкости и умения, потому что при этом нужно так расположить складки косынки, чтобы на виду был узор ее. Вышиною волосник делается от 1-го до 3-х вершков смотря по возрасту, и старуха – Уралка носит, совершенно – скрывающий прическу, волосник, так как в этих летах считается грехом открывать волосы. Покрой сарафана, как мы сказали, уже остался тот же, но рукава шьются из материй более легких. Дамы Уральского beau mond`а носят рукава креповые и тюлевые, расшитые золотом и серебром в узор. Выставок- нет, а на том месте, где последние кончались, нашивается, как и прежде золотой, или серебряный галун. Сарафан носится ныне на кринолине, пояс застегивается пряжкой и одевшись, нынешняя Уралка «не оттеняет» как прежде своих рукавов, т.е. не оттягивает их к груди, чтобы этим стыдливым движением закрыть ее. Прежнюю, кытую перюсенем «шубку» заменили пальто (род бурнуса) и различные «куцавейки», а старинные «сороки», «фуфайки», «чарыки» и т.д. можно и то с большим трудом встретить в «укладках» какой-нибудь древней старухи, которая бережет эти вещи, как памятник прошлого… Вот описание старинной одежды Уральских казаков и мы просим читателя непосетовать на нас, если его утомит этот длинный перечень нашего местного костюма. Мы имели в виду то, что пройдет 20-ть, 30-ть дет и о живописном, старинном костюме Уральцев останутся лишь предания, часто весьма искаженные. И наша настоящая статья не может быть принята абсолютно как правдивое описание одежды народной… Перечисляя детали народного костюма, и описывая их значение, мы имели источником исключительно рассказы старых людей, которые по мере проверяли отыскиванием и сличением экземпляров старинной одежды, но тем не менее надеемся, что со временем, добросовестный историк Уральского войска почерпнет в этих сведениях материалы для своих исследований по этому предмету. В следующих статьях, где мы встретимся, читатель, мы будем продолжать, прерванный нами рассказ и постараемся указать на другие оригинальные подробности и формы народного быта Уральских казаков. Н-ъ.

Шеврон: Шелудяк пишет: Заметки о народном быте и одежде уральских казаков(*). Спасибо за статью! Неплохо бы выставить ее не только на форуме, но и на сайте.

TatianaIE: Все это очень интересно, но вот меня мучают сомнения. Статью писал мужчина. Уралец? Он точно знал что женщины носят под кокошником? Это ведь очень интимная часть одеяния была, практически нижнее белье. Что такое подкокошник? Я такого убора (детали) никогда не видела... Почему не упомянут волосник? Праздничный головной убор или обычный - а без волосника никак нельзя было! Может, автор перепутал подкокошник с волосником? А что ещё перепутано?

Анастасия Черноморск: так выглядел сын моего двоюродного деда Петра Черноморского, Виктор Черноморский. Как правильно назвать эту одежду? [img][/img]

Александръ: Анастасия Черноморск пишет: Как правильно назвать эту одежду? Черкесска? Черкесска с газырями, под ней, судя по всему, бешмет, на голове папаха. Одежда чисто кавказская.

Анастасия Черноморск: Александръ пишет: Черкесска? Черкесска с газырями, под ней, судя по всему, бешмет, на голове папаха. Одежда чисто кавказская. спасибо!



полная версия страницы