Форум » Разное » Как отмечали праздники уральские казаки » Ответить

Как отмечали праздники уральские казаки

MGE: Интересно! А как казаки справляли новы год?

Ответов - 21, стр: 1 2 All

Александръ: Действительно... просветите, пожалуйста! Был ли это для них значимый праздник или все-таки большее значение предавалось Рождеству?

vl-vl: Думаю, что в большинстве своем казаки отмечали Рождество. К тому же, Новый год приходится на пост. Календарный год для простых людей мало чего значил.

Александръ: Ну, даже если больше праздновали Рождество, то как?

vl-vl: УВВ 1911 №2

Шеврон: Предлагаю расширить тему и писать в ней про то, как уральцы отмечали любые праздники, а не только Новый Год и Рождество!

Шеврон: Приближается Рождество, а потому предлагаю вниманию форумчан любопытный рассказ, автором которого является герой Гражданской войны, победитель Чапаева - полковник Тимофей Ипполитович Сладков. Рассказ этот был опубликован в "Казачьем журнале" № 8 за 1929 год. Рождество на фронте (быль) Уральская казачья дивизия занимала в конце декабря 1914г. боевой участок по левому берегу реки Пилицы, в районе Спальского дворца. В сочельник одна из сотен 6-го Уральского полка сменила на позиции очередную сотню. На самом берегу Пилицы были вырыты глубокие, в рост человека, окопы с маленькими бойницами, хорошо обложенные дерном. Окопы эти и заняли казаки. На другой стороне речки, в таких же, видимо, окопах сидели немцы. Занимать позицию было не особенно приятно, так как от немцев нас отделяла лишь ширина речки, не более 20-25 шагов, и за всякую, даже случайную оплошность, можно было поплатиться жизнью. И казаки, и немцы стреляли по каждому высунувшемуся из окопов. Первый день такого напряженного состояния дал о себе знать. Нервы были взвинчены, тем более что несколько любопытных казаков успели поплатиться довольно серьезными ранениями. Противник бил наверняка, не произведя в остальное время не нужной стрельбы. Несколько выстрелов, и снова гробовая тишина. Кроме десятка дозорных казаков у бойниц, все лежали или сидели в окопе и шепотом разговаривали. Наступила ночь! Луна играла блестками на инее деревьев. Тишина гармонировала с думами казаков. Мы, молча вспоминали, что завтра наше Рождество. Что даст оно нам? Обстановка тяжелая. Не будет ли праздник омрачен новыми потерями станичников? А вдруг и смерть кому-нибудь? И вспоминали дом, родные семьи… Грустно! Часы показали 12. Наступил праздник. Вдруг в тишине ночи кто-то из немецких окопов громко по русски заговорил. Все встрепенулись и повскакивали. - Русь! Мы знаем, что сейчас наступает ваш большой праздник. Поздравляем вас! Мы не будем стрелять в течение суток, до 12 ночи. Не стреляйте и вы. А теперь мы хотим вас повеселить. Что это? Сон? Но через минуту в немецких окопах заиграл граммофон. Тут было все: романсы Вяльцевой, Вари Паниной, хоровое пение, музыка! Мы слушали, распрямляя спины, потягиваясь, отдыхая. Некоторые казаки высунули головы из окопа и, положив руки на бруствер, слушали немцев. Они тоже выглядывали, махали руками, что-то кричали, но общего доверия еще не было. Наконец, на немецкий бруствер вышел немец и на чистом русском языке спел «Гай да тройка! Казаки хлопали в ладоши. Появилась гармошка. Немцы кричали: - Русь! Спляши! Два казака особенно задорились сплясать перед немцами. Командир сотни запротестовал, но казаки стали упрашивать: - Ваше высокоблагородие! Ну, как же не потешить немца? Смотрите, он даже наш праздник почитает! Видите, какое «угоссение» нам дали. Разрешите на бруствер… И командир махнул рукой. Он отошел в сторону, взяв лучших стрелков, а два лихих танцора, выскочили на бруствер. - Ну, заводи! Гармошка заиграла плясовую. И пошла пляска! Немцы повылезали на бруствер, хлопали в ладоши, кричали, визжали, пританцовывали! За первой парой казаков полезла на бруствер вторая, третья. Но вот, командир отдал приказ – танцевать последней. Казаки закончили танец, сняли черные косматые папахи и, поклонившись в сторону немцев, сказали: - Спаси вас Христос, за развлечение! И спрыгнули в окоп. В течение целого дня немцы не сделали ни одного выстрела, а ровно в 12 ночи пустили к казакам красную ракету. Разговоров было без конца, но командир предупредил, чтобы язык не распускали. Начальство было строгим. На второй день праздника стрельбы не было: наученные горьким опытом, казаки не высовывались из окопа. Пошло долгое, утомительное сиденье без выстрела. Немцам, наконец, это надоело. Участок нам был дан в районе дворца, а сотня занимала местность, где были построены службы. Немцы же занимали самый Спальский дворец. В мирное время службы с дворцом сообщались мостом через Пилицу, который подходил как раз к середине окопов сотни. Мост был разрушен, частью сожжен. Сохранились хорошо на той и на другой стороне реки только столбы с электрическими фонарями. Днем немцы неожиданно открыли редкий огонь. Оказалось, что, наскучившись, они решили разбить колпак фонаря на нашей стороне. Сотня занялась тем же. Немцы перенесли огонь по окопам. Казаки решили подурачить их. Надев громадные папахи на палки, они стали высовывать их тот тут, то там по окопу. Сперва немцы не сообразили и открыли сильный огонь, а затем огонь стих и раздался дружный хохот. Немцы кричали: - Русь! Довольно шалить! Придумай другое… Нового придумать не пришлось, так как в ночь сотня сменилась…

vl-vl: Выложил на сайте. click here

Шеврон: Началась масленичная неделя, а впереди нас ждет прощание с зимой и Масленица. А вот как отмечали Масленицу уральские казаки в 1919 году. Отрывок из рукописи Бориса Николаевича Кирова "О борьбе с большевиками на фронте Уральского казачьего войска" "Пришла масленица и все, отдавая дань обычаю, пекли блины, ели их, отдыхали немного, а потом запрягали своих лучших лошадей в сани и выезжали кататься. В общем, масленица в станице очень интересное время. Не смотря на то, что вся казачья молодежь была на фронте, она может быть была для станицы еще веселее чем раньше. Правда не было в этом году ни ледяной горы-крепости, не было лапешников берущих эту крепость, не было и харюшек, ибо как я сказал, молодые казаки были на фронте, но зато вечером на улицах, было такое катание, какого может станица давно не видела. Выезжали с утра маленькие казачата, чуть ли не 6-7 лет, на рабочих лошадях, оседланные просто кошанкой или какой-нибудь подушкой. С веревочной ногайкой в руках они скакали по улицам с гиканьем и криком. Иногда неся какого нибудь малыша, ленивая лошадь повернет к чужим воротам и не обращая внимание на его понукание и попытки повернуть ее, стоит и ждет себе, когда кто-нибудь из стариков не подойдет к ней и не направит ее опять по улице в общее течение конных всадников. Забавно было смотреть на этих малышей, но всегда при виде такого являлась мысль: очень сильно казачество, вот почему это лучшие конники и наездники чуть ли не в целом свете, с малых лет казачонок уже скачет на лошади, иногда даже кажется, что и родился то он вместе с лошадью, ногайкой и пикой. К вечеру, малыши усталые возвращались по домам и им на смену выезжали взрослые. Все сани запряжены парами, в станице уже нет хороших лошадей, они воюют вместе со своими хозяевами, но зато у беженцев сохранились еще великолепные кровные рысаки. В ковровых санях мчиться какой-нибудь хуторянин из Сламихинских, в корню рослый рысак, широкой размашистой рысью, выкидывая высоко передние ноги легко несет сани, а рядом с ним откинув на сторону голову и забрасывая снегом сидящих, наметом идет сытый степничек. За ним другая пара. Коренник семеня ногами иноходью легко обходит кровную лошадь, а пристяжная, вытягиваясь почти в карьер стучит ногами о передок саней но не отстает. Так, в катаниях, прошли дни широкой масленницы. Все как будто забыли, что они не дома и что война рядом..."

vl-vl: Шеврон пишет: Началась масленичная неделя, а впереди нас ждет прощание с зимой и Масленица. click here

Владимир Бур: Ну что, Братцы! Поздравляю Вас с днем рождения рабоче-крестьянской красной армии Льва Троцкого! Интересно, а были ли у наших предков, уральских казаков, дни воинской славы. Если были, то когда и как праздновали. К своему, стыду, ничего не знаю об этом. Может кто просветит. Спаси Вас, Братцы, Христос.

Шеврон: Владимир Бур пишет: Интересно, а были ли у наших предков, уральских казаков, дни воинской славы. Если были, то когда и как праздновали. Самый главный день воинской славы для уральских казаков был в Войсковой праздник - день святого Архистратига Михаила 8 (21) ноября. Отмечали торжественным парадом, выносом знамен, молебном в Михайло-Архангельском соборе...

Асерчев: Второе наступление красных на поселок Зеленый пришлось на время празднования Пасхи.Местные казаки говорили,что возможно придется сдать поселок.Многие стали собираться уходить из поселка в том числе и моя бабушка с детьми.Часть вещей закопали в саду.Вернувшись не нашли.Уходить стали степной дорогой в сторону Большого Чагана,но со скотом далеко не уйдешь.Отьехав верст 15-20 остановились на ночлег.Утром наступило Пасхальное Воскресение и они в поле начали его отмечать с куличами и прочей снедью,приготовленными еще в поселке.Позже ,прискакал казак и сообщил,что красных отбили и они вернулись в Зеленый.

Светлана: Здравствуйте. Может кто нибудь знает свадебные обряды Уральских Казаков? Меня интересует всё, выкуп невесты, сватовство, как жених с невестой в церковь ехали, вместе или врозь, какие песни пели, какие блюда подавали? Какие присказки говорили, что дарили молодым? Заранее благодарю.

TatianaIE: "Оптима" только что выпустила книгу Судакова об уральцах, сосланных в Узбекистан. Там довольно подробно описываются свадебные обряды, как их сохранили уходцы вплоть до 1930х годов. Учитывая консервативность староверов, надо полагать обряды сохранились в оригинальном виде.

Толстов: Бывалыча на Яике у казаков яицких сватали невест таким манером. По исполнении сыну семнадцати-восемнадцати лет садилось семейство за стол и думало: у каво бы для сыночка родимого невесту посватыть? – И думать нечива, – поджимала губы маманя, – я и без вас давно пригыльдела Васюню Шароварникову. Вылупят на нее зенки сродственники, а она дальше чешет: – По всем статьям подходяща, Веры нашей, ни поганка, ласкова, услужлива. Вскорости к невесте намеченной свах посылают, которы сульечить умеют. Свахи – казачки отбойны, присказки знают, на каждом пальце по кольцу. Приходят в дом невесты, стучат в двери: – Можна ли взойти? Ни продаетца ли у вас курочка? У нас, матрити, есть петушок, нильзя ли их загнать в один кутушок? Приглашенные в дом свахыньки речь заводят, но ни напрямки, а абапылом, и тока все вызнав, к делу приступают. Если родители невесты согласны были, сватня дальше шла. Но если бают, што девка у нас не отдашна, домой восвояси поворачивают. При согласии – через день-два опеть в невестин дом являлись, но уже с женихом и его родителями. Сажали молодых друг против дружки. Сами про свое толковали, а те сидели молчком, как втыкли, правов не имея слово воткнуть. На этом смотрины заканчивались. Начал был положен. На другой раз приступали к запою. К жениху и его родителям примыкала родня, к невестиным родителям тоже, намечали день венчания, после чего уже не монцимонились. Испив кизлярки, до слез пели песни, плясали. После запоя наступала пора вечорок и девишников, на которых молодняк веселился, но без вина – грех! У жениха рядышком – любезный друг, у невесты – любезная подруга. Но главное дело, ни жениха, ни невесту не спрашивали – мыл, ндравитесь вы друг дружке, ай нет? Папаня с маманей решили – и ладно, а про них и речь молчит. Так вот было... Отрывок из повести А. Ялфимова "Казачий норов"

Шеврон: К наступающему Татьянину дню. Заметка из газеты "Уральские Войсковые Ведомости" за 1914 год №3. "Татьянин день. Бывшие студенты Московского университета, проживающие в Уральске, в знаменитый по всей России, так называемый "Татьянин день", 12 января, устраивают в общественном собрании братский обед по подписке. Инициаторы по устройству этого празднества составили список, в который включены все проживающие в городе, обучавшиеся в этом университете лица, и рассылают им предложения о принятии участия. Подписная плата на обед определена в 6 руб. На обед имеется в виду пригласить некоторых из старших начальствующих административных учреждений; областного правления, хозяйственного и других".

Александръ: Не знаю в какой теме задать вопрос. Слышал, что в Уральской области (вероятно, не только в ней) топили печи камышом. Не могу себе этого представить. Он же горит быстро, его нужно очень много. Ответьте, пожалуйста.

Константинов: Основной вид топлива, по видимому, был кизяк. Но также использовали все, что могли найти, в том числе и камыш, будульи травы. Одним словом все, что могло гореть. А много или мало, так вопрос не стоит, топлива в степи было мало, его экономили.

Александръ: Спасибо, Константинов. Ну, чтобы был кизяк нужно хозяйство, а если его нет... Камыш остается. Слышал, что его вроде бы постепенно продвигали в печь, пока он весь не сгорал.

Александръ: Александръ пишет: Ну, чтобы был кизяк нужно хозяйство, а если его нет... Я имею в виду современную ситуацию, когда хозяйства может и не быть.

vl-vl: Теперь - газ или дрова, уголь вроде бы уже не используют.



полная версия страницы