Форум » Персоналии досоветского периода » Никита Фёдорович Савичев » Ответить

Никита Фёдорович Савичев

Калёновец: Никита Фёдорович Савичев (1820 - 1885) - известный уральский литератор, казачий офицер, архивариус ВХП УКВ. К сожалению, его биография полна неточностей и противоречий, поэтому хотелось бы уточнить некоторые эпизоды его жизни и деятельности.

Ответов - 27, стр: 1 2 All

Шеврон: Калёновец пишет: А в каком году он родился, хотя бы, приблизительно? В Формулярном списке сотника Федора Осиповича Савичева на 1855 год указано, что ему от роду 49 лет. Калёновец пишет: Никита Фёдорович Савичев (1820 - 1885) - известный уральский литератор, казачий офицер, архивариус ВХП УКВ. К сожалению, его биография полна неточностей и противоречий, поэтому хотелось бы уточнить некоторые эпизоды его жизни и деятельности. В Послужном писке Никиты Федоровича Савичева указано, что родился он в 1821 году. Из казачьих детей Уральского казачьего войска.

Калёновец: Шеврон пишет: В Формулярном списке сотника Федора Осиповича Савичева на 1855 год указано, что ему от роду 49 лет. Вероятно, это сын (возможно, единственный) Осипа Ивановича Савичева, 1806 г.р. Федор Осипович был на 15 лет старше Никиты Фёдоровича Савичева, и мог выдаваться последним за своего отца, постоянно находящегося в походах. Шеврон пишет: В Послужном писке Никиты Федоровича Савичева указано, что родился он в 1821 году. Из казачьих детей Уральского казачьего войска. Очень интересная информация! Спасибо, Шеврон!

Калёновец: Никита Фёдорович Савичев в рассказе "Школьники на багренном рыболовстве" (Из быта уральских казаков), приводит некоторые сведения из биографий учеников Уральского войскового училища, в т. ч. и о себе: "Надобно наперёд заметить, - писал Савичев, - что эти мальчуганы были бедняки тёмные, отцы у них у всех были в отсутствии, на "внешних" службах. Как их матери пропитывали и сами пропитывались - длинная и мудрённая статья, требующая особенного объяснения, за которое я теперь не возьмусь" (УВВ № 30, 1875). "У печки хлопотала старушка, женщина не старая, но как - то выглядывавшая старухой, - писал Савичев, - что часто бывает в среде простолюдинов. Это была хозяйка дома" (УВВ № 31, 1875). "- А чьи вы будете, касатики? Каждый сказал свою фамилию. - С...вы, обратилась хозяйка к Почему и Хрену, а как вам приходится, мать, или бабушка В. Д., что лечит людей от дурной болезни*) - Бабушка, самодовольно отвечал Почему, ласкаясь надеждой, что знаменитость его бабушки послужит им всем протекцией на ласковость хозяйки. *) Сифилис. В период до появления врачей в Уральске, что было до "Отечественной войны", да и после появления врачей Д, Н. М., с успехом лечила сифилитонов обоего пола одна старушка В. Д. С - ва, которую, думаю, помнят и теперь старые люди, особенно ея бывшие пациенты, которым удалось дожить до почтенной старости, так как от ея лечения не один не умирал сифилитиком" (УВВ № 32, 1875). "- Вот ты говоришь, когда вырастешь пойдёшь на службу, - писал Савичев, - а я когда выучусь буду служить. Тут разница выходит. Ты жалованье будешь получать вовсе не такое, как я, потому что ты будешь рядовым казаком, а я офицером; я буду командовать, а ты будешь меня слушаться" (УВВ № 33, 1875).


Калёновец: Из биографии Н. Ф. Савичева известно, что он дружил с Тарасом Григорьевичем Шевченко. В письме профессору О. М. Бодянскому, 1 мая 1854 г., из Новопетровского укрепления, ссыльный солдат Т. Г. Шевченко писал про Н. Ф. Савичева следующее: "Приветствуй, друже мой единый, вот этого уральского казачину, я познакомился [с ним] не очень давно, он мне тогда показался добрым человеком и настоящим уральским казаком, может, теперь испортился в вашей белокаменной. Нет ли у тебя... летописи Величка, если есть, отдай этому казачине, а он мне перешлет её, я о твоем здравии богу помолюся". В письме О. М. Бодянскому, 3 ноября 1854 г., Шевченко написал: "Писал я тебе недавно через моего большого приятеля*), уральского казака, да и до сих пор не знаю, получил ли ты от него мою цыдулу или нет". *) "большого приятеля" - это про Никиту Фёдоровича Савичева, которого Шевченко ещё называл, Савич. В своём дневнике, 20 марта 1858 г., Шевченко записал: "...пошёл к уральскому казачине Савичу. Взял у него летопись Велички, которую он получил от О. М. Бодянского два года тому назад для пересылки [мне] и держал у себя, сам не знает с каким намерением. От Савичева зашёл в харчевню, напился чаю с кренделями и Страстным бульваром вышел на Дмитровку". Это была заключительная встреча двух приятелей, после которой они больше не общались.

Калёновец: Калёновец пишет: Из биографии Н. Ф. Савичева известно, что он дружил с Тарасом Григорьевичем Шевченко. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты. Смысл выражения: о человеке, его характере, устремлениях, моральных качествах, принципах и пр. можно многое сказать, если знать, с кем он дружит, с кем близок и т. д. Тарас Григорьевич Шевченко несколько раз ядовито - пренебрежительно отзывался об Уральцах на страницах своего Дневника 1857 - 1858 гг., высмеивая их обычаи и приверженность старой вере. Так, 12 июля 1857 г. он написал в Дневнике: "Так как путешествовать мне предстояло... по серебряным берегам Урала, где благочестивые уральцы, а особенно уралки, нашему брату не раскольнику воды напиться не дадут, то я и заготовил для трудного пути сей необходимы копченый продукт. Не знаю, чем восхищается в уральцах... враль Небольсин. Грязнее, грубее этих закоренелых раскольников я ничего не знаю. Соседи их, степные дикари киргизы, тысячу раз общительнее этих прямых потомков Стеньки Разина. А помянутый враль в восторге от их общежития и мнимого гостеприимства. Верно, ему пьяному, в погребке диктовал какой - нибудь Железнов статейку под название "Уральские Казаки...". 16 июля 1857 г. Шевченко написал, с ещё большим сарказмом: "... во избежание голодной смерти прикинуться ворожейкой, а лучше всего - мучеником за веру, растригою - попом. Тогда, как по щучью велению, всё явится перед тобой, начиная с каймака и джурмицы и оканчивая спальным грехом. Мать единственную дочь свою предложит святому мученику за веру для ночной забавы. Отвратительно, хуже всяких язычников. ... Весь фанатизм, вся эта мерзость гнездится в распутных дочерях и женах. В Уральске постоянно набит острог беглыми солдатами, их мнимыми пресвитерами, и, несмотря на явные улики, они благоговеют перед этими разбойниками и бродягами. И это не простые, а почетные чиновные казачки. Непонятная закоснелось". Здесь приведена лишь небольшая часть того потока лжи и клеветы, в адрес Уральских казаков, которая присутствует в Дневнике знаменитого украинского "кобзаря", и с которым водил дружбу уральский офицер Никита Фёдорович Савичев.

Калёновец: На склоне лет, Никита Фёдорович Савичев написал статью "Кратковременное знакомство с Тарасом Григорьевичем Шевченко", которая была опубликована в газете "Казачий вестник", г. Новочеркасск, в 1884 году. В этой статье Савичев подробно рассказал об обстоятельствах его знакомства с Тарасом Шевченко, о совместном времяпровождении в Новопетровском укреплении, где Шевченко проходил службу простым солдатом. Упоминается история создания знаменитого карандашного портрета Н. Ф. Савичева. После этой встречи, между Савичевым и Шевченко завязалась дружеская переписка... Заканчивалась статья следующей фразой: "Увиделся я с Шевченко в Москве, зимой 1858 года, у академика А. Н. Мокрицкого. Тарас Григорьевич был неузнаваем, и я, присмотревшись только узнал его. Жёлто - зелёный, в морщинах, худой... Более не видел я Тараса Григорьевича". Источник: Н. Ф. Савичев. Кратковременное знакомство с Тарасом Григорьевичем Шевченко// Воспоминания о Тарасе Шевченко. - Киев, 1988. С. 303 - 312.

Калёновец: В своей статье "Школьник на багренном рыболовстве" Н. Ф. Савичев писал: "Я слышал от казаков одно коротенькое предание, относящееся к мифическому времени Яицкого войска*)" *) Уральский миф - казак Иван Рыжечка. В соч. И. Железнова (УВВ № 28, 1875). Что это, "пощечина" покойному И. И. Железнову, который преданию о казаке Рыжечке посвятил 25 страниц книжного текста (Соч. т. 3, с. 6 - 32)? Или это "плевок" в сторону "старых людей", которые не захотели видеть Н. Ф. Савичева в качестве историка УКВ. Ведь, пятью годами ранее, он с подобострастием написал статью "Жизнь Иоасафа Игнатьевича Железнова", в которой точно указал источник, откуда черпал предания И. И. Железнов (УВВ № 22 - 27, 1870). "Этим летом здоровье его поправилось, - писал Савичев, - а в следующем 1858 году он взял отпуск и поехал на Урал, с целью собрать в Уральском войске устные предания... В эту поездку он успел записать несколько преданий, выслушанных от старых людей... " (УВВ № 27, 1870). В статье "Школьники на багренном рыболовстве", которую публиковали в газете Уральские войсковые ведомости в разгар арестов и высылки "уходцев", Н. Ф. Савичев не только подверг сомнению историческую значимость предания о казаке - герое Рыжечке, сохранившего Яицкому войску "крест и бороду", но и публично заявил, что "старые люди" болели сифилисом. Даже, если это была правда, какое право он имел разглашать врачебную тайну своей "бабушки" В. Д. С - вой (См. УВВ № 32, 1875).



полная версия страницы