Форум » Фото новых времен » Подольский музей «Донские казаки в борьбе с большевиками» » Ответить

Подольский музей «Донские казаки в борьбе с большевиками»

Георгий Гугня: продолжение следует

Ответов - 24, стр: 1 2 All

Георгий Гугня:

Шеврон: Несколько фотографий с прошлогоднего посещения музея

Шеврон: Обмундирование времен Гражданской войны

Милекесов Ю.М.: СЛОВО О ТРЕХ МУЗЕЯХ Еще, помнится, совсем недавно у наших дедов да бабушек использовались в быту те вещи, которые сейчас хранятся в музеях и называются материальным выражением культуры; а тогда они были просто предметами быта, да такими, что каждый курень или хата были неповторимыми выразителями независимого мировосприятия той или иной семьи и рода. Современность нивелирует общественные взаимоотношения, сводя их к равнодушию, и уничтожает яркость национального творчества, а созданные образцы его становятся музейными редкостями. Но музей музею рознь... Необыкновенно было прийти в казачий музей в станице Романовской (хотя он теперь называется историко-краеведческим, да еще и филиалом Волгодонского краеведческого музея) и будто, повернув колесо времени, вернуться в года, когда особо почитались родители, семьи у которых всегда были многодетны. Первое упоминание о станице Романовской в летописях датируется 1613 годом, когда, согласно легенде, именно в станице Смага Чершенский взял в плен Марину Мнишек с сыном. Об этом и других событиях из истории станицы с любовью рассказывает Евдокия Леонидовна Сарнавская, директор музея и экскурсовод в одном лице. Здание музея – это простая южнорусская изба, так как старинных куреней после лихолетья войн в Романовской почти не осталось, но и здесь с любовью расположенные экспозиции показывают быт наших предков-казаков. Вот горница-трапезная, где встречали гостей и веселились в праздники, рядом и опочивальня (Евдокия Леонидовна назвала ее закоморой). И там, и тут красивые иконы, так как считалось, что эти места святы. – Благолепие дома свято чтилось в казачестве. Творчески, с любовью созданная, каждая вещь давала возможность помнить о тех, кто ее сделал и тех, кто оставил сие наследие. – В музее разрешается смотреть на все, что можно увидеть, и трогать все, что можно потрогать, чтобы через прикосновение оставить глубокую памяти радости. Поэтому дети, осмотрев дом, поиграв на старом баяне и попробовав изобразить мелодию на старинных дудках, надолго запомнили увиденное в музее. Потом, за чаепитием, Евдокия Леонидовна рассказала о встрече в музее представителей тех национальностей, которые живут сейчас в станице Романовской. Уже давно репрессированы или высланы коренные жители станицы – казаки. Теперь здесь живут турки-месхетинцы, корейцы, украинцы и русские. Поэтому корейские национальные наряды соседствуют на стендах музея с казачьей национальной одеждой. Прощальный взгляд на музей охватывает лишь небольшой домик, пару сараев и сторож-вышку, напоминающую о непростой и неспокойной жизни казачьей на рубежах родной земли с Азией. Да, мал музей и скромен, но по-домашнему радости передает много! В нашей современной жизни случается порой и невероятное – когда человек берет на себя подвиг быть не просто самим собой, а постоять за правду, выстрадав ее острые грани, и иметь смелость напоминать о ней людям и государству, которое до сих пор никак не найдет духовные ориентиры восстановления после советского периода. Потрясением для любого казака и русского человека, независимо от государственной принадлежности стало возведение и открытие мемориала в станице Еланской «Донские казаки в борьбе с большевиками» и, как продолжение, создание в подмосковном Подольске музея «Антибольшевистского сопротивления» верхнедонским казаком Владимиром Петровичем Мелиховым. Сколько сил и нервов было потрачено и сколько нападок Мелихов пережил от власть имущих – это отдельная тема, но, однако, музей состоялся и существует. Музей Антибольшевистского сопротивления в Подольске представляет собой территорию памяти исторических событий, произошедших в ХХ веке и только стенд «История Казачества» и выставка клинков говорят о неразрывности времен. У входа в музей поставлен памятник Добровольцу Русской Армии. Экскурсия по первому этажу проводит посетителей от русско-японской войны до эвакуации из белого Крыма ноября 1920 года и по ступеням наверх – уже зал Белой Эмиграции, который соседствует с советским залом, в котором определенно звучат слова Ульянова-Бланка (Ленина): «Дело не в России. На нее, господа хорошие, мне наплевать – это только этап, через который мы проходим к мировой революции! (Ленин – Бонч-Бруевичу на заседании ЦК ВКПб). Это «наплевательство» особенно больно ударило казаков сталинским раскулачиванием и страну в целом, договором о дружбе и сотрудничестве между СССР и гитлеровской Германией. Войска обеих держав, проведя совместный парад в Брест-Литовском, надеялись совместно громить «буржуазную Европу». Экспозиции следующего зала рассказывают о событиях Второй мировой войны. Кульминацией экспозиции является картина Королькова «Выдача казаков в Лиенце». Завершается экскурсия залом Доблести и чести, где расположена галерея портретов тех, кто до конца остался верен офицерской доблести и чести. Между Подмосковьем и станицей Еланской путь неблизкий, но и не дальний, если смотреть по масштабам России. Многие, побывав в подольском музее, стремятся попасть в Еланскую, а увидевшие мемориал, непременно желают сопережить то, о чем рассказывают экспозиции музея Антибольшевистского сопротивления в Подольске. Вот, что написал Алексей Николаевич Келин, сын известного казачьего писателя Н. Келина: «Земной поклон Владимиру Петровичу, всем его близким и соратникам! Не хватает слов, чтобы выразить благодарность за Ваш подвиг. Я счастлив видеть и убедиться, что расказачивание не удалось. Вы первопроходцы, и за Вами пойдет все больше казаков. Новое поколение казачат уже будет гордиться славой своих предков и не пойдет на поводу у демагогов и антихристов. Да хранит Вас Господь!» И как хотелось бы точно также сказать о старочеркасском музее, открытом на базе «Казачий Дон» К.Н. Хохульникова, который не имеет никакого отношения к историческому комплексу самой станицы Старочеркасской, где атаманский дворец в стенах Свято-Донского монастыря и курень Кондратия Булавина остаются важным вектором понимания необходимости казачьей старины. Однако, не исторический центр старой столицы донского казачества, а новодел вдруг стал именоваться в репортажах государственных средств массовой информации «первым казачьим музеем». Удивительным образом было обставлено открытие этого «первого казачьего…» Приглашенных было не очень много, но и их не пустили, так как должны были знать ПАРОЛЬ! Зато корреспондентов и телекамер было предостаточно. Из представителей духовенства присутствовали епископ Павлово-Посадский Кирилл, и архиепископ Ростовский и Новочеркасский Пантелеимон, который и освятил музей, занимающий всего три комнаты, последняя из которых очень маленькая. Экспозиции состоят на 90 % из фотографий, да и то не лучшего качества. Изумление вызвало выступление наших священноначальников. Архиепископ Пантелеимон, благословляя праздничный стол, за которым присутствовал только узкий круг избранных, заявил, что события гражданской войны, разделившие Россию на белых и красных, то есть на православных и атеистов, надо забыть и оставить все это историкам. Для нас, потомков казаков, предки которых боролись с беснующимися большевиками, это означает предать забвению миллионы жертв и попытки советской власти навсегда искоренить православное христианство в России, в том числе и православное наследие в отечественной культуре. И теперь это – только далекое прошлое?! «Прежний раздел – по линиям фронтов, ГУЛАГом и запроволочным миром – ныне прошел в сфере духа. Разделяют НАС и ИХ не стены, которые можно взорвать, не океан, который можно переплыть – а море огня и реки крови (в которых, как известно, брода нет). И любое новое поколение граждан России будет делать для себя этого нравственный выбор»* А владыка Кирилл, являющийся главой «Синодального комитета по взаимодействию с казачеством» выразился еще крепче: «Любой сепаратизм надо выжигать каленым железом». Интересно, что музей после торжественного открытия сразу закрыли до следующего весеннего сезона. Главное оказалось то, что администрация довольна и никаких претензий не имеет, а казаки на родной земле так и остались за закрытыми дверями, ведь они не знают пароль… Война в душах людских продолжается до сих пор, и проходит не только через настоящее, но и через историческое прошлое, память о котором ныне сохраняют музеи, а точнее люди, работающие в музеях. А потому важно, что они передадут и чему научат сегодняшнее и будущее поколение. Верхнеуральский казак Милекесов Ю.М. Ноябрь 2010 г. _______________ *«Историческая безграмотность и духовная пустота нового времени



полная версия страницы