Форум » Старая фотография » Чрезвычайная конференция представителей девяти казачьих войск Востока России. » Ответить

Чрезвычайная конференция представителей девяти казачьих войск Востока России.

Александръ: [copyright][/copyright] Чрезвычайная конференция представителей девяти казачьих войск Востока России. Омск, август 1919 г. Сидят (слева направо): Ф.И. Поротиков (1) (представитель Сибирского войска), Я.Т. Лапшаков (2) (Забайкальского), председательствующий К.М. Бирюков (3) (Уссурийского), почетный председатель конференции А.И. Дутов (4) (Оренбургского), Б.И. Хорошхин (5) (Уральского), A.M. Ионов (6) (Семиреченского), И.Н. Шендриков (7) (Семиреченского). Стоят (слева направо): А.П. Кузнецов (1) (Енисейского), В.И. Ушаков (2) (Семиреченского), Е.Д. Коновалов (3) (Уральского), В.А. Власов (4) (Сибирского), Р.А. Вертопрахов (5) (Амурского), Н.Л. Ананьин (6) (Забайкальского), М.П. Шмотин (7) (Оренбургского), С.М. Мелентьев (8) (Иркутского), Г.Н. Кузнецов (9) (Уссурийского). На фото отсутствуют трое участников форума: председатель конференции войсковой атаман сибирцев П.П. Иванов-Ринов, Н.С. Анисимов (Оренбургского), А.Г. Грызов (Сибирского)

Ответов - 5

Шеврон: Спасибо, Александр! А не в курсе, о чем была конференция эта и чем она завершилась?

vl-vl: Иллюстрация из книги?

Александръ: vl-vl, да, В.И.Шулдяков "Гибель Сибирского казачьего войска", фотография не очень, конечно Шеврон пишет: А не в курсе, о чем была конференция эта и чем она завершилась? Отсканировал с книги: "Следует упомянуть, что верхушка Сибирского казачьего войска па пыталась навязать принятый ею принцип максимальной концентрации власти, сил и средств и Омскому правительству. Дело в том, что в августе 1919 г. ясно обозначился кризис Белого движения в Сибири. На фронте — поражения, в тылу, в сельских районах, особенно на Алтае и в Восточной Сибири, — партизаны. В городах действовало большевистское и эсеровское подполье. Союзники резко сократили военные поставки. В этих условиях усилились разногласия между различными группировками правящей коалиции, каждая из которых предлагала cвой рецепт спасения режима. Был он и у казачьих лидеров. 19 августа в Омске начала работать Чрезвычайная конференция представителей девяти казачьих войск: Уральского, Оренбургского, Сибирского, Семиреченского, Енисейского, Иркутского, Забайкальского, Амурского и Уссурийского. Председателем ее был генерал П.П. Иванов-Ринов, почетным председателем — генерал А.И. Дутов, атаман Оренбургском! войска и одновременно походный атаман всех казачьих войск и инспектор кавалерии Русской Армии. Идеи сибирцев получили поддержку делегатов других войск. Но, перенося идею диктатуры за войсковые рамки, на общегосударственный уровень, участники конференции не смогли забыть, хотя бы на время, своих узкогрупповых интересов, не смогли отказаться от сословного мышления и прожектерских привычек революционного времени. 28 августа делегация Общеказачьей конференции была принята Верховным Правителем А.В. Колчаком и категорически потребовала от него осуществить разработанный ею проект переустройства власти. Казаки считали настоятельно необходимым установление полной военной диктатуры с опорой на такие социальные слои, как казачество и зажиточное крестьянство. Правда, их проект, вдвое сокращая число министров, предлагал создать две новые должности помощников Верховного Правителя: одного по военной части, другого — по гражданской. Сам адмирал Колчак оценил это так: «Они хотят сделать меня чем-то вроде императора и в то же время требуют помощников. «Помощник диктатора» — это какой-то абсурд. Опять начнутся бесконечные разговоры Жардецкого, Устрялова и других о необходимости чистой диктатуры. А тут, кроме Совета министров, еще и помощники». Впрочем, юрист-государствовед Г.К. Гинс, в то время управляющий делами Омского правительства, считал это положение казачьего проек¬та не лишенным смысла, он и сам предлагал тогда нечто подобное. Беда была в том, что казаки включили в свой проект несколько сословно-сепаратистских пунктов, абсолютно неприемлемых для Верховного Правителя и вообще для любой «сильной» власти, а именно: введение должности министра по казачьим делам, избрание его Общеказачьей Конференцией, контроль конференции над его деятельностью, предва¬рительное рассмотрение конференцией всех законопроектов, касающихся казачества, наконец, посылка казачьих частей на фронт только под командованием их выборных войсковых атаманов!.. «Прочитав этот Проект в целом, — вспоминал Г. К. Гинс, — можно было бы впасть в Отчаяние безнадежности: до такой степени ясны были в нем личные Стремления и политиканство группы казацких дельцов». Фактический ультиматум конференции обострил положение, и толь¬ко вмешательство других общественных организаций привело к смяг¬чению позиции казаков. В результате переговоров все требования были Сведены к сокращению числа министерств, упрощению и ускорению Правительственной работы и к созыву совещательного собрания. Тре¬бования эти были заявлены не только Общеказачьей конференцией, но и всеми группами Государственного экономического совещания, то есть «представителями внушительной и наиболее государственной части населения». Со смягченными заявлениями казаков, по существу идей, очень многие соглашались, даже такой скептик, как военный министр генерал А.П. Будберг (до 27 августа 1919 г. — управляющий Военным Министерством). Эти требования и для правительства были приемле¬мы. И адмирал Колчак или кто-то из его ближайшего окружения, вероятно, дал казакам соответствующие заверения."

Александръ: Насколько я понял, чрезвычайная конференция было созвана по инициативе сибирцев для разработки "спасения режима". Идеи были по-видимому изначально были так же сибирцев. В ходе своей работы конференция предоставила А.С.Колчаку проект переустройства власти, который был им как-то принят.

Шеврон: Спасибо за информацию Хотели казаки как лучше, а получилось как всегда...



полная версия страницы